RSS

Информационный сайт JohnnyBeGood

1. Группа поддержки
В конце сентября 1984 года мы приехали в г. Донецк, на матч кубка Дэвиса по теннису СССР – Израиль. Мы – это летчик-испытатель Игорь Волк, только недавно вернувшийся из космоса, где он провел неделю на станции «Салют», его партнер по парной игре, Вайковский, мой друг Саша Рабинер и я.

На вокзале нас никто не встречал, и я договорился с очень кстати подвернувшимся шофером «Рафика», в который мы дружно залезли со своими огромными теннисными сумками, чтобы он довез нас до гостиницы «Шахтер», расположенной рядом с теннисным стадионом, где и должен был произойти этот исторический матч.

При выходе из машины, Волк подарил шоферу календарик со своим космическим изображением. Тогда космонавты были в большом почете, и шофер долго переводил восхищенный взгляд с фото человека в скафандре на реального Игоря и обратно, не веря своим глазам, но деньги с нас все-таки взял!

Встретивший нас в гостинице Шамиль Тарпищев, по приглашению которого Игорь и приехал, выглядел несколько растерянным.

В связи с засекреченностью, а, следовательно, и с огромным интересом к этому матчу среди Всесоюзной теннисной тусовки, в гостинице свободных мест не было. Но Шамиль все-таки нашел способ нас в нее поселить. Он как-то сумел договориться с местным руководством КГБ, что мы будем жить на одном этаже с членами израильской команды, где кроме них и «пасущих» их сотрудников этой уважаемой организации никого не размещали.

Таким образом, вопреки всем инструкциям по ограничению контактов представителей недружественной нам тогда страны с гражданами СССР, рядом с израильтянами, как по заказу, поселилась группа людей, отражающая различные слои нашего социалистического общества – от рабочего артели «Амур-золото» (в лице Рабинера) и научного работника, то-есть меня, до государственного чиновника – работника В/О «Внешторг» (Вайковского) и летчика-космонавта. Кроме того, инструкциям, наверное, никак не соответствовал и наш национальный состав!

Тем не менее, следуя своим обязательствам перед Тарпищевым, на протяжении всех трех дней этого напряженного матча мы ни разу с членами израильской команды старались не пересекаться.

Мы темпераментно болели за наших на трибунах, участвовали во встречах с журналистами, теннисными руководителями и тренерами и, конечно, играли в теннис. Я в паре с Рабинером, а Волк – с Вайковским. Для стимула, играли на ужин в ресторане. При этом, выигравшая пара старалась сделать заказ как можно дороже, изучая при этом не левую, а правую сторону меню!

И лишь в последний день, когда стараниями тогда еще совсем молодого Андрея Чеснокова и Александра Зверева, матч был выигран, молодые кэгэбэшники с нашего этажа, желая сделать что-то приятное для космонавта, с которым они имели «счастье» каждый день общаться и даже иногда вместе выпивать, устроили нам, видимо, на свой страх и риск, встречу с Израильской командой, которая прошла у нас в номере «в теплой и дружественной обстановке» и ни к каким международным конфликтам не привела.

Приехали мы тогда в Донецк не только в качестве зрителей, но и, учитывая новый статус Игоря – «Летчик-космонавт СССР» - как некая специальная группа поддержки нашей команды.

Волк к этому времени планировался на пост Председателя Всесоюзной теннисной федерации, к чему мы с Вайковским приложили определенные усилия, и эта поездка, видимо, по мнению Тарпищева, должна была дать возможность теннисной общественности, собравшейся здесь, познакомиться или хотя бы посмотреть на будущего Председателя.

Тогда, по старым советским традициям, спортивные федерации возглавляли, как правило, не спортивные специалисты, а известные в стране люди, к которым относились, конечно же, и космонавты.

Председателем федерации тенниса СССР в то время был космонавт Борис Волынов. Мне его фамилия запомнилась по шуточному, «народному» описанию их группового космического полета, вместе с космонавтами Шаталовым, Хруновым и Елисеевым. Видимо, из-за отсутствия в прессе какой-либо внятной информации о цели их полета, оно звучало так: «Шатались, шатались, волынили, волынили, ни хруна не сделали и еле-еле сели.»

Волынов ничем особенным себя в качестве Председателя не проявил. Активностью и пробивными способностями он не отличался - сидел себе в своем кабинете с табличкой «Б.В.Волынов», в Звездном городке, поигрывал в теннис и изредка присутствовал на заседаниях федерации в роли свадебного генерала.

В противоположность ему энергичный, очень общительный и вызывающий искренние симпатии и уважение огромного количества людей не только как космонавт, но и как известный летчик-испытатель, Игорь Волк, по мнению многих, был именно той фигурой, которая должна возглавить нашу теннисную федерацию.

Здесь уместно рассказать, как вообще летчик-испытатель Игорь Волк появился на теннисном горизонте, и откуда взялась такая разношерстная компания, приехавшая поддерживать наших теннисистов в город Донецк.

Без ложной скромности, начну с себя, так как исторически все началось, наверное, с моего детского увлечения теннисом, которое я пронес через всю свою жизнь, заражая этим увлечением многочисленных близких мне людей.

Оптимизация статьи - промышленный портал Мурманской области

Похожие новости:


Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Каталог статей, Теннисная история | Просмотров: 2225 | Автор: Борис Кантор | Дата: 30-07-2010, 11:55 | Комментариев (0) |
Информация
Комментировать статьи на нашем сайте возможно только в течении 1 дней со дня публикации.