RSS

Информационный сайт JohnnyBeGood

Часть 2. Ответный визит 10. А вот что было потом (Вместо эпилога)
Так закончился наш ответный визит во Францию.

Кто-то, после него еще больше подружился, кто-то вообще перестал общаться между собой. Но впечатления, полученные во Франции, продолжали будоражить наше воображение и мы с энтузиазмом строили планы достойного ответа на фантастический прием, оказанный нам французами.

В связи с этим, у кого-то из нас возникла сумасшедшая мысль – пригласить их к нам в горы, чтобы покататься вместе на лыжах, например, в Домбай.

Мы тогда еще не ездили в Альпы и искренне считали, что от наших Кавказских гор они будут в восторге! Я тут же начал озвучивать эту мысль среди своих многочисленных друзей, имеющих отношение к горным лыжам, выискивая наиболее оптимальные варианты такой поездки.

В числе прочих я рассказал о нашей поездке и о планах пригласить французов в наши горы своему старому горнолыжному другу – Леше Зайцеву, которого все, от его родного Мурманска, до его любимых Кавказских гор, по-дружески называли «Заяц».

Тот, как всегда, с энтузиазмом воспринял мое предложение, заявив, что у него как раз есть человек, уроженец и большой авторитет Домбая, который ему страшно чем-то обязан. Но сам он живет сейчас в Питере, а в Домбае находится его родной брат, который, по его просьбе, конечно же, все нам там организует.

Но у азартного Зайца тут же возникла идея, как мы можем еще сильнее удивить французов.

А что, если мы с ними из Домбая, покатавшись там на лыжах, потом переедем (или перелетим!) на побережье Черного моря, в район города Гали, где его местные друзья продемонстрируют им потрясающие красоты Абхазии, уникальную Ингури-ГЭС, традиционное кавказское гостеприимство и т.д.

Захваченный этой фантастической идеей, я все-таки решил предварительно съездить с Зайцем в Абхазию, чтобы самому осмотреть то волшебное место, которым мы собираемся удивлять французов. И, слава богу, что съездил.

В небольшом Абхазском городке Гали мы попали в большую компанию тех самых местных друзей Зайца, которые представляли из себя классическое мафиозное сообщество, очень напоминающее Сицилийское (знакомое нам по кинофильмам), как по внешнему виду его членов, так и по их поведению.

Оказывается, эта дружба началась совсем недавно, когда Заяц познакомился у себя в Мурманске с одним из их представителей, откомандированным с Кавказа на Север, для выяснения нюансов вложения средств в рыболовный бизнес. Будучи в Мурманске не последним человеком - проректором мореходного училища, Заяц чем-то сумел ему помочь, и стал после этого их желанным гостем.

Объяснив встретившим нас хозяевам цель нашего визита и нарисовав им картину безграничного расширения их деловых международных связей, в случае удачного приема ими французской делегации, мы получили возможность, как бы глазами французов, ознакомиться со всеми достопримечательностями этого сказочного уголка Кавказа.

Нам была выделена машина с шофером, ответственным лицом и видеооператором, который должен был при нас заснять и передать нам, для демонстрации французам, рекламный фильм об их Гальском районе.

Нас возили везде. В горы, на Ингурскую ГЭС, с фантастической плотиной пятисотметровой высоты, на красивейшую реку Ингури, на мандариновые плантации, по многочисленным злачным местам с настоящими Кавказскими застольями. Ну, и, конечно, мы побывали в домах местных уважаемых людей, где предполагалось поселить дорогих гостей.

Эти дома требуют отдельного описания. Все они сделаны из камня, достаточно большие (двух-трехэтажные) и красивые. Обычно, несколько таких каменных домов находятся на одном, огороженном забором участке земли. То есть они принадлежат какой-то одной семье. Внутри, все дома напичканы очень дорогой импортной мебелью, аудио и видеотехникой. Кухни и ванные комнаты оборудованы самой современной сантехникой. Но… туалета ни в одном из домов нет! Их заменяют первобытные уличные сортиры, находящиеся по углам участков, санитарное состояние которых вполне может привести в ужас не только француза, но и нашего среднего жителя обычной городской квартиры. На вопрос, чем же вызван такой контраст, следовал недоуменный ответ – а как же иначе? Ведь все принадлежит земле!...

Это обстоятельство уже сильно поколебало мою уверенность в организации здесь нормального проживания иностранной делегации, но, когда за обедом у одного из местных авторитетов меня чуть не застрелили (а пистолеты тут носят все!) из-за того, что я как-то не так, как положено, хотя и уважительно, пытался произнести тост за дочь хозяина, то я понял, что о приезде сюда французов лучше забыть!

И хотя потом передо мной извинились и доставили нас в аэропорт с полными сумками мандаринов, где, вопреки полному отсутствию мест, все же посадили в переполненный самолет (я впервые, все дорогу летел стоя, держась за поручень, как в трамвае), это мое мнение, к огорчению Зайца, не изменилось!

Оставалось еще проверить возможность организации приема французов в Домбае. С этой целью я сначала специально поехал в Питер, чтобы познакомиться с человеком, который, по словам Зайца, обещает устроить там прием на высшем уровне.

Приятель Зайца оказался типичным представителем Северокавказского народа, так хорошо знакомого мне по многолетним и ежегодным поездкам в Приэльбрусье.

Да, конечно, он родом из Домбая. У него там все руководство – родственники. Сам он, к сожалению, не сможет нас там принять, но его родной брат, с которым он уже созвонился, конечно же, организует нам сначала торжественную встречу в Минеральных водах, а потом доставит на место и разместит так, что все будут довольны. Он же обеспечит нам ежедневный подъем в горы для катания и многочисленные экскурсии по местным достопримечательным местам. Ну, прямо, как в сказке!

Если бы я ни разу не был в горах Кавказа и не дружил там с местной публикой, то, наверное, во все это поверил. Но мой опыт подсказывал мне, что уж слишком что-то все гладко, и надо бы, перед началом переговоров с французами, все это сначала проверить на себе!

Сам Заяц по какой-то причине ехать проверять отказался и я, собрав компанию из шести человек, в том числе членов нашего знаменитого «Оргкомитета», Наумова и Горюнова, и, наобещав им с три короба всяких удовольствий, в марте 1991 года отправился в Домбай, предварительно позвонив неизвестному мне, но «всемогущему местному брату» и сообщив ему о дате нашего прилета.

Правильность моего решения о проверке обещаний «питерского» кавказца подтвердилась сразу же, как только мы прилетели. Несмотря на все договоренности, в аэропорту нас никто не встретил. Когда же мы своими силами добрались до Домбая, то поняли, что и там нас никто не ждет!

Ну, мы, как опытные советские люди, конечно, в конце концов, все же как-то устроились, но при этом окончательно убедились, что к приему наших французских друзей в горах мы пока абсолютно не готовы!

Постепенно, наш энтузиазм, а с ним и надежды на будущие встречи с французами неуклонно таяли, хотя мы еще бодрились и собирались поехать в Париж на Роллан Гаррос, о чем еще в Бресте, вроде бы, договаривались с Филиппом, но так никуда и не поехали.

А уж после августа 1991года, когда на весь мир показали танки, разъезжающие по улицам Москвы, о каких-либо приглашениях к нам французов можно было на время забыть. Для них тогда это, видимо, было бы, тоже самое, что, например, для нас, москвичей приглашение в город Грозный, году этак, в 1995-м – отдохнуть!

Вскоре, стараниями, вернее, абсолютным бездействием Беляева теннисный Клуб ЛИИ прекратил свое существование, а вслед за этим, и наш, клубный теннисный зал, руководить которым Вайковский поставил бывшего инструктора Горкома КПСС, потерявшего после известных событий 1991 года свою престижную работу, превратился в коммерческую лавочку, обеспечивающую безбедное существование определенной группы людей.

Так как я в ЛИИ уже не работал, то повлиять на все эти события у меня не было никакой возможности. Впрочем, вскоре из нашего института уволился и Вайковский, после чего, поставленный им же директор - бывший коммунист, быстро освоивший принципы капитализма, перестал пускать бесплатно в зал и его.

Тем не менее, связь с Брестом еще некоторое время продолжалась, но как ни странно, уже без нашего участия, а в полном соответствии с известной французской поговоркой: «шерше ля фам!».

Оказывается, еще во время весеннего приезда к нам французов, во время обеда у Беляевых, старый холостяк Ивон познакомился там с их незамужней приятельницей, приглашенной, видимо, именно с этой целью. Вывезти ее с нами во Францию Беляеву тогда не удалось – этого бы уж точно никто не понял. Но переписка ее с Ивоном все время продолжалась и привела, в конце концов, к тому, что Ивон сумел как-то организовать приглашение в Брест жуковского хора, к которому эта дама имела какое-то отношение. Естественно, в делегацию хора была включена и она и чета Беляевых.

Все это было, почему-то, покрыто страшной тайной, и об их поездке мы узнали значительно позже, когда в нашем городе с ответным визитом вдруг появился знакомый нам любительский хор из музыкальной школы города Бреста, во главе с Ивоном.

С самим Ивоном нам встретиться тогда так и не удалось – он не вылезал из уютной квартиры своей жуковской подруги. Но, зато удалось встретиться с Жанин и Норбером, которые, оказывается, тоже приехали с этим хором специально, чтобы повидаться с нами.

Так как, за неимением у принимающей стороны средств для нормального расселения гостей, их расселяли по квартирам жуковских «певцов», то по приезду наши друзья сразу попали под опеку какого-то не совсем нормального молодого человека, лет восемнадцати, тоже члена хора. Он поселил их в своей тесной малометражной двухкомнатной квартире, где кроме него проживали еще его мать и старая бабка, и, из-за какого-то патологического чувства ревности, не позволял им никому звонить и не отпускал от себя ни на минуту!

Каким то чудом Норберу все же удалось дать нам знать, что они находятся в Жуковском. Когда мы зашли в квартиру, где они жили, то, вспомнив, как они нас встречали в Бресте, пришли в ужас! Но, надо отдать должное Жанин – она держалась молодцом!

С большим трудом нам удалось забрать их от этого молодого недоумка к себе.

В тот же день мы устроили званый обед, пригласив наших друзей по поездке во Францию. Потом играли с Норбером в теннис. А на следующий день, организовали вечер в московском ресторане, где познакомили их с нашими московскими друзьями. Однако, видимо, шок от первых дней этого пребывания в Жуковском был настолько силен, что они решили свои эксперименты с поездками в нашу страну прекратить.

После нашего приезда из Бреста, Гена Горюнов смонтировал прекрасный видеофильм о нашей поездке, озвучив его песнями Патриции Каас. И вот уже много лет, собираясь вместе, мы, иногда, смотрим его, вспоминая то наше путешествие во Францию, как прекрасный сон, который, как и все сны, вряд ли еще повторится!

Оптимизация статьи - промышленный портал Мурманской области

Похожие новости:


Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Каталог статей, Как мы дружили с французами | Просмотров: 2146 | Автор: Борис Кантор | Дата: 31-07-2010, 06:53 | Комментариев (0) |
Информация
Комментировать статьи на нашем сайте возможно только в течении 1 дней со дня публикации.