RSS

Информационный сайт JohnnyBeGood

2. Детско-юношеско-спортивный период
Наш город Жуковский известен, как город авиации.

Он был создан на базе знаменитого ЦАГИ – Центра Авиационной Науки - как сейчас, когда эта наука находится в плачевном состоянии, написано огромными буквами на его фасаде. (Раньше, когда наука еще была, на том же фасаде было написано такими же буквами «Народ и Партия – едины!», что тоже совершенно не соответствовало действительности!)

Рядом с городом расположен один из крупнейших в мире испытательных аэродромов Летно-исследовательского института (ЛИИ) им. Громова, где базировались летно-испытательные подразделения почти всех советских авиастроительных фирм.

С момента основания Жуковского, а, может быть, даже и раньше, когда он в конце 40-х годов прошлого века еще назывался «поселок «Стаханово», в городе существовали теннисные корты.

Сначала они располагались перед общежитием для научных работников и летчиков-испытателей ЛИИ, которое, из-за размещения его в одном из корпусов старинной усадьбы баронессы Фон Мекк, а также из-за социального состава большинства его обитателей, в шутку называлось «дворянское гнездо».

Потом в городе построили стадион «Метеор», где наряду с футбольным полем, окруженным гаревыми беговыми дорожками, волейбольными, баскетбольными и городошными площадками, были сооружены новые грунтовые теннисные корты, которые, несмотря на всевозможные катаклизмы, связанные с многочисленными реконструкциями и так модными в нашей стране перестройками, существуют и поныне.

Когда я, двенадцатилетний мальчик, проходя мимо этих кортов, наблюдал за игроками в теннис и слышал их не совсем понятные мне шутки и диалоги, то они казались мне людьми из какого-то другого, очень интересного мира.

Как я понял потом, большинство из этих теннисистов, с которыми я впоследствии познакомился, играли достаточно слабо, но тогда их техника казалась верхом совершенства и мне очень хотелось тоже научиться играть в теннис, чтобы они приняли меня когда-нибудь в свой круг.

Я сообщил об этом родителям и мне вскоре купили деревянную теннисную ракетку, покрытую голубой эмалью, которая тогда мне казалась фантастически красивой.

После этого я записался в детскую теннисную секцию, организованную на наших кортах, и начал добросовестно тренироваться под руководством непрерывно меняющихся самодеятельных тренеров, каждый из которых пытался научить нас играть по своей собственной методике.

В то время, также как и в течение всей моей последующей теннисной жизни, мне нравилось не только играть в теннис, но и наблюдать за игрой хороших теннисистов. Я обязательно присутствовал на всех крупных теннисных соревнованиях, которые проводились в Москве.

Насмотревшись на игру мастеров, я, возвращаясь на наши жуковские корты, старался подражать их технике, тактике и даже поведению на корте. Моими кумирами были Тоомас Лейус, Сергей Лихачев и тогда еще молодой Алик Метревели, технику которого я считаю эталонной до сих пор.

Помню, потом, когда я стал постарше, я даже приглашал девушек, за которыми ухаживал, не в театр или в кино, а на теннисные турниры, чтобы показать им игру Метревели. Я тогда искренне считал, что это искусство вполне сравнимо с балетом в исполнении Майи Плисецкой!

Через два года я уже выступал на юношеском первенстве Московской области, правда, без особого успеха. На следующий год, у нас открылось отделение тенниса в детской спортивной школе, и появился, наконец, профессиональный тренер. Это сразу дало себя знать, и я, заняв на очередном первенстве Московской области уже второе место, попал на юношеский чемпионат ЦС ДСО «Труд», где мне пришлось встречаться с сильнейшими на то время юношами СССР, что значительно повысило мой уровень игры, хотя отсутствие хорошей теннисной школы у меня в то время явно ощущалось.

Еще через год я уже выполнил первый мужской разряд и, сдав досрочно выпускные экзамены (это был год окончания школы), уехал в город Калининград на Спартакиаду школьников РСФСР, в составе сборной команды Московской области.

В Калининграде наша команда успешно преодолела два первых круга, и победа в следующей встрече давала нам возможность войти в полуфинал и бороться за запланированное нашим спортивным руководством призовое место.

Однако, из-за нелепого стечения обстоятельств, мы в полуфинал так и нет попали. Произошло это так.

С утра пошел сильный дождь, и руководство нашей команды решило, что встреча будет перенесена. Мы все, от нечего делать, пошли в кино. Выйдя после окончания сеанса из кинотеатра и, с ужасом обнаружив, что никакого дождя нет, и светит солнце, мы со всех ног побежали на стадион в надежде, что корты мокрые и наш матч все-таки перенесли. Но, по закону подлости, корты, конечно же, оказались сухими (делали их еще немцы, и дренаж у них был прекрасный!), и нам, как не явившимся на встречу, несмотря на все объяснения и просьбы, засчитали поражение.

После нашего бесславного возвращения, в областном спорткомитете был жуткий скандал, руководство нашей команды – директор Жуковской детской спортивной школы и наш тренер были уволены, регулярные тренировки на какое-то время прекратились, а так как мне нужно было в этом году поступать в институт, то у меня получилась своеобразная теннисная пауза, затянувшаяся, к сожалению, очень надолго.

Оптимизация статьи - промышленный портал Мурманской области

Похожие новости:


Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Каталог статей, Теннисная история | Просмотров: 2320 | Автор: Борис Кантор | Дата: 30-07-2010, 12:08 | Комментариев (0) |
Информация
Комментировать статьи на нашем сайте возможно только в течении 1 дней со дня публикации.