RSS

Информационный сайт JohnnyBeGood

Разговор с центрфорвардом после Калгари
Не забуду, как весной прошлого года покидали лед венского «Штадтхалле» наши ребята после матча с «Тре Крунур», когда стало ясно, что золотые медали уплывают из рук. Я стоял у раздевалки и видел с какими лицами они шли по черной прорезиненной дорожке... И вот на телеэкране в последних кадрах трансляции из Калгари возникли счастливые лица хоккеистов советской сборной — олимпийских чемпионов. И по контрасту — понурые плечи шведских игроков, потерпевших сокрушительное поражение.
Через несколько дней в шумном разноязычном гомоне Шереметьева я перекинулся несколькими фразами с Игорем Ларионовым, с которым давно дружен.
— Устал?
— Соскучился. Жену и дочку почти месяц не видел. Представляю, какой Лена сейчас ужин приготовила — я ведь в Калгари на диете сидел.
— Но избытком веса, мне кажется, ты никогда не страдал...
— Понимаешь, как ни парадоксально, но легкое чувство голода обостряет восприятие на льду. Вот я в дни игр и «перебивался» в основном витаминными салатами да бульонами.
— Игорь, могу тебе сейчас признаться, что, когда вы улетали на Олимпиаду, меня одолевали сомнения. Слишком уж неудачным для сборной оказался минувший год...
— Я понимаю. Но мы верили, что полоса невезения позади. А знаешь, когда я понял, что мы чемпионы? После первого периода матча со шведами, когда, уходя со льда, глянул в сторону соперников и увидел их потухшие глаза. Почувствовал — они сломались. А мы не могли дождаться конца перерыва, рвались в бой...
Он спешит домой, к семье. А через некоторое время мы встречаемся уже в более спокойной обстановке, на цээсковской базе в Архангельском и продолжаем послеолимпийский разговор.
— Как ты оцениваешь ситуацию в команде на Играх?
— У нас давно не было такого прекрасного морального климата. Ведь, что скрывать, раньше порой дело доходило до того, что и хоккей был не в радость. Просто выходил на лед и профессионально отрабатывал игру. Бывший второй тренер сборной Юрзинов, к примеру, иной раз так задергивал... Эти вечные придирки — не так улыбнулся, не то сказал, не туда сел... На прогулки обязательно всей командой, так сказать, строем. Как в детском саду, ей-богу! Так сжигались эмоции, столь необходимые на льду.
Несколько лет назад в Воскресенске, где Игорь проводил свой отпуск, я наблюдал, как он взялся сыграть за одну из команд на первенство района по футболу. Защитник действовал против него грубо, и Игорь, наконец, в очередной раз, поднявшись с земли, направился в сторону раздевалки. На трибунах непонимающе затихли. Неужели заслуженный мастер спорта, достойно сражавшийся с канадскими профессионалами, спасовал перед футболистом заводской команды? А он, переодевшись, подсел ко мне на трибуну и, словно ни в чем не бывало, стал досматривать футбол.
— Понимаешь, не имею права рисковать,— сказал.— Скоро сезон начинается, а здесь, не ровен час, можно получить травму и подвести команду...
Так что, как видите, Игорь человек спокойный, сдержанный и говорить о ком-либо резко без достаточных оснований не будет.
Спрашиваю, изменилось ли что-нибудь в его интересах, пристрастиях?
— Когда возвращаюсь теперь из поездок, меня ждет целая кипа газет и журналов с интереснейшими публикациями, которые подбирает жена. И хочется, а точнее сказать, необходимо все успеть прочитать. Заново, как и каждый из нас, переосмысливаю историю страны. В последние дни ждал каждый номер «Московского комсомольца», где публиковались отрывки из «Ненаписанных романов» Юлиана Семенова.
— Разумеется, все воспоминания о Калгари у тебя связаны с вашей блестящей победой. А еще что-то отложилось...
— За несколько дней до открытия Игр мы приехали в город Саскатун на выставочную встречу с канадцами. Матч был приурочен к открытию ледового дворца. Великолепное здание из стекла и бетона с трибунами на 14 тысяч человек. А городок меньше Воскресенска. Вот так в Канаде обстоит дело с катками...
— Ас Уэйном Гретцки встречался? Вы же приятели...
— В дни Кубка Канады я даже побывал у него в гостях, познакомился с его невестой — звездой Голливуда Джоннет Джонс. Уэйн показал мне хоккейную площадку, где начинался его путь в спорт. Однако на сей раз повидаться не удалось — слишком жесткий был распорядок дня. Кстати, в тот раз Уэйн сказал, что, если будет в Москве, обязательно приедет ко мне в гости...
— Ждешь?
— А застанет ли он меня дома? Мы же живем, в отличие от канадских хоккеистов, в основном на сборе...
— Ходят слухи, что ты можешь сыграть с Гретцки в одной команде?
— Раньше и предположить нельзя было подобное. Сейчас иное время. Многие понятия переоцениваются. Но давай представим себе ситуацию: того же Гретцки приглашает к себе, к примеру, московский «Спартак». Согласятся на это канадцы? Разумеется, нет! Он любимец публики, на него ходят. И если сейчас, в расцвете сил, скажем, Владимир Крутов отправится играть в НХЛ, наши болельщики обидятся, и притом совершенно справедливо. Другое дело если спортсмен уже на закате своей карьеры. Тогда, думаю, подобный контракт может состояться. А что? Это будет прекрасная пропаганда нашего хоккея, да и деньги, а это момент немаловажный, от этого контракта пойдут на развитие нашего спорта.

Петр Спектор

Журнал "Юность" № 6 1988 г.


Оптимизация статьи - промышленный портал Мурманской области

Похожие новости:


Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Каталог статей, Спорт | Просмотров: 2191 | Автор: JohnGonzo | Дата: 18-06-2012, 18:27 | Комментариев (0) |
Информация
Комментировать статьи на нашем сайте возможно только в течении 1 дней со дня публикации.