RSS

Информационный сайт JohnnyBeGood

Без Наташи, но с Людой и Олей
Станислав Токарев

Субъективные заметки

Четыре года назад, в октябре 1970 года, в «Юности» была опубликована моя статья «Гимнастика без Наташи?..» Помню, один ее абзац вызвал недовольство тренеров сборной. Я писал о том, что всему «поколению Кучинской» уготован короткий спортивный век: «Наташа просто первая из уходящих. Лариса Латынина участвовала в трех олимпиадах. Я не уверен, что Лариса Петрик и Ольга Карасева, которым сегодня 21 год, Зинаида Воронина, которой еще не исполнилось 23, выступят в 1972 году в Мюнхене, и уверен, что в 1976 году в Монреале все они не выступят». Очень жаль, но я оказался прав — Петрик покинула помост в 1971-м, Воронина и Карасева — в 1972-м, не попав в олимпийскую сборную.
Сейчас от основного состава сборной 1970 года осталась одна Людмила Турищева, ей 22, в год Монреаля будет 24, и, я думаю, в Монреале она выступит. Даже, думаю, победит. Но о ней разговор особый.
Смотрю на любительский снимок, сделанный на пляже Леселидзе тогда, в семидесятом, во время подготовки к первенству мира. Шуточная акробатическая пирамида, которую венчает Оля Корбут, стоящая на плечах Латыниной. Здесь и те, кого уже нет на помосте, и те, кто сейчас «доживает» на нем последние месяцы. Думаю, скоро уйдет Люба Бурда, тогдашний лидер. Спокойная стала Люба — теперь она Андрианова,— спокойная до равнодушия к былым сбоим спортивным страстям...
И Тамара Лазакович, тогдашняя «забойщица» — шестой номер. Устала от травм, от операций...
А вот эти трое претендовали тогда на единственное место запасной: Татьяна Щеголькова, Эльвира Саади и Русудан Сихарулидзе. Их микротурнир, призом которого было это седьмое место в сборной, оказался тогда невероятно острым и ярким зрелищем. Победила Сихарулидзе. И с ней, с самой красивой из гимнасток мира, мы, наверное, скоро попрощаемся...
И Эля Саади, наверное, выступает последний год — самая артистичная: руки у нее выразительны, как у Тамары Ханум...
А Таня Щеголькова давно поняла, что наверх ей уже не пробиться.
Но разве они виноваты, что у нас великое множество гимнасток, и каждый год возникают новые имена?
Разве они виноваты, что им уже за двадцать?
Может, за четыре года я не стал умнее, но рациональнее — наверняка. Я больше не воюю с ветряной мельницей омоложения. И не только потому, что это бесполезно. Я понял, что сегодняшняя гимнастика с ее режимом и нагрузками требует человека всего целиком — чтобы свет клином сошелся на двери тренировочного зала и чтобы был при этом отчаянный, беззаветный энтузиазм. Но когда ты взрослеешь, твой мир расширяется, происходит некоторая переоценка ценностей, тебе жаль и не хочется отдавать всю душу гимнастике, ты пробуешь делить себя между нею и чем-то другим, а она, гимнастика, дележки не прощает.
Только и всего.
Меня спрашивают: «Может ли Корбут выиграть, наконец, у Турищевой?» «Нет,— отвечаю,— не может».
На одном снаряде — пожалуйста. На двух. На трех. Но не в большом многоборье, где снарядов фактически двенадцать (три раза по четыре), где разыгрывается главный титул — абсолютной чемпионки.
Латынина однажды четко сформулировала: «Корбут удивит, а Турищева победит».
Надо быть Турищевой — стальной в работе, забронированной от житейских соблазнов, беспрекословно покорной собственной и тренерской воле. Она стайер, Турищева, у нее идеально терпеливый и упорный характер многоборца.
А Оля Корбут — человек-взрыв, человек-настроение. Представьте себе спринтера, бегущего десять тысяч метров,— такова ее ситуация в многоборье.
Корбут, как Кучипская, однажды проснулась знаменитой. И пошла расти ее слава — английские и американские «клубы Корбут», прически «а-ля Корбут» (с бантами в косицах), рубашки с портретами Корбут на груди, плакаты с лицом Корбут, которыми оклеены целые города и страны, ревущие и беснующиеся толпы заокеанских поклонниц и поклонников...
Ее тренер Ренальд Кныш мне говорил: «Я смотрел, и мне это странно было, даже смешно: их полиция отгоняет, а они рвутся, им лишь бы пальцем к ней прикоснуться — к такой девчонке... Но тут вот в чем дело: Америка, понимаете? Все искусственное. Ресницы, пища — все. А она естественна — в поведении, в эмоциях... Ничего почти не заучено... И соревнования — это тоже ведь все естественное...»
Естественность поведения, естественность эмоций... Это мы разглядели не с трибуны, не дальним планом. Крупным. Слава Корбут, как слава Кучинской,— дитя телевидения.
В 1966 году во время трансляции из Дортмунда, с чемпионата мира, экран показал нам растерянность, ликование Наташи, когда она во время круга почета по залу забылась и одна вприпрыжку умчалась вперед, потом смутилась до слез... Умный юноша Воронин сказал тогда: «Большая она актриса...»
В 1972 году во время трансляции из Мюнхена, с Олимпиады, экран показал нам горе Оли Корбут, отчаянные се рыдания, когда за ее невероятные трюки на брусьях судьи дали невысокую оценку... И миллионы телезрителей тотчас влюбились в Олю и вознегодовали на судей...
А помните, как Саша Зайцев, впервые выступавший в паре с Родниной на первенстве Европы, увидел сплошные шестерки на табло, и брови его полезли вверх, рот разъехался, и за голову он схватился...
Теперь, стоит в какой-нибудь статье, в очерке или интервью справедливо подчеркнуть ведущую роль Родниной в этом дуэте, как сыплются горы писем: «А Зайцев? Разве Зайцев хуже? Не обижайте Сашу Зайцева!..»
Людмила Пахомова после катания (особенно за рубежом) обычно смотрит прямо в камеру и несколько раз, одними губами, произносит слово «мама». И она нам от этого ближе и дороже — блестящая, гордая и, честно говоря, далековатая от нас Людмила Пахомова, прима-балерина мирового спорта.
В этом году, когда транслировался из Ростова-на-Дону чемпионат страны по гимнастике, телережиссер оказал Оле Корбут дурную услугу. Он послал на экран изображение с той камеры, которая взяла Олю на бревне крупно и в три четверти. Она исполняла новый элемент — стойку с крутым прогибом, нечто уже совсем из циркового репертуара («женщина-змея», что ли). И мы увидели страшное напряжение, муку-мученическую на детском лице Корбут...
А может, нет? Может, правильно поступил режиссер?
Сотни девчонок спрашивают: «Как стать такой, как Корбут?»
Ответ прост, рецепт не прост. И не для всех заманчив. А в славе Корбут есть нечто фантастическое. Чтото от сказки о Золушке, которая стала принцессой по мановению волшебной палочки. Золушка, конечно, была девочкой прилежной, но, кроме всего прочего, имела фею в качестве тети, так что ей немножко и повезло. Со стороны кажется, что Корбут тоже повезло. Девчонка девчонкой, такая же, как все. Тем и манит — обыкновенной внешностью и необыкновенностью судьбы.
Нет же в ней суровой и возвышенной отрешенности Турищевой.
Так себе, воробышек.
«Стиль «воробей»,— называет это Кныш.
Но все-таки, что надо, чтобы стать такой, как Корбут?
Для начала надо ею родиться. Надо, чтобы в 18— 19 лет вы имели полтора метра роста и 38 килограммов веса — ни грамма больше, ни жиринки, сплошной мускул, свирепый режим.
Надо, чтобы в этом крохотном теле билось отважное сердце, чтобы был азарт, любовь к приключениям: трюк для нее — приключение...
Нужна злость. Нужна бесшабашность.
Нужно веселье. Ненависть к скуке, к однотонности (это, как вы понимаете, уже недостаток — Корбут плохо выносит кропотливый тренировочный труд, этим она тоже уступает Турищевой, но мы ведь говорим о том, как быть такой, как Корбут). Нужна любовь к сцене, нужно постоянное желание нравиться публике.
Здесь Корбут сильнее Кучинской — слава оказалась непосильной для Наташи, для ее нервов, слава Наташу сожгла, а Корбут она только греет...
И нужен еще Ренальд Кныш.
Разговор был не очень понятным и внятным. Как сам Кныш. Ренальд Иванович присел на траву, сорвал и закусил травинку и, водя вдоль горизонта своим самоуглубленным взглядом, сказал:
— Что это вы такое про меня пишете, будто я подвижник, фанатик... Чокнутый какой-то... А вдруг я вообще и не люблю гимнастику? Может, я совсем другим живу, а гимнастика для меня — так... Свобода и материальное благополучие... Такого вы про меня не думали? Я вообще, может, когда-нибудь уйду из гимнастики. Если получится, что я задумал...
Я слышал краем уха, что он изобретает нечто невероятное — из области техники...
— И еще я ленивый,— говорил Кныш.— Мне скучно каждый день делать одно и то же. Вот когда остается до соревнований совсем немного, я ложусь в постель и думаю... Я люблю думать в постели... Я думаю: «Чем бы удивить? Это больно сложно, трудоемко... И это не пойдет... И это... Вот это пойдет».
— Я вас поймал па слове, вы и есть «чокнутый»: надо же иметь по-особому устроенные мозги, чтобы придумать то, чего никто другой не может.
— Придумать и дурак способен. Придумать легко. Трудно найти зерно. Главное в элементе. Основу, чтобы знать, как его выполнить... Я всю жизнь был уверен: за что ни возьмусь, стану лучшим. Я хотел вырастить чемпионку страны. Вырастил — Волчецкую. Ну и что? Чемпионка страны? Чепуха!
Я решил создать «сверхзвезду»... Корбут? Нет, она не «сверхзвезда»... Слава, слава... Думаете, так: едет Кныш по Гродно на машине, и все ГАИ под козырек берет? Наоборот: «Ага, вон Кныш едет, сейчас мы его прихватим, пусть не думает, что он какой-то такой особенный — Кныш»... Так оно и в жизни. Абсолютная нормальность Людмилы Турищевой, спаянная с абсолютной нормальностью, с темпераментной убежденностью, с фанатизмом и откровенной гордостью этим фанатизмом,— словом, со всем, что свойственно ее тренеру Владиславу Растороцкому, дали нам в итоге надежный сверхтвердый сплав.
Звенящая нервность Корбут и приплюсованный к ней сильный и странный, ни на кого не похожий талант Рональда Кныша, его идеи, о которых не скажешь, что они «недостаточно сумасшедшие», и еще их общая ненависть к повседневной рутине — все это дало сплав, ослепительный и хрупкий.
Выступление Корбут — это каждый раз изо всех сил. На пределе сил. Тем более что каждый раз она жаждет выиграть у Турищевой. Она сжигает себя на костре честолюбия. Зал ахает от ее трюков. А побеждает все-таки Турищева.
Та давняя статья в «Юности» кончалась разговором о 12-летней Нине Дроковой: «Без доли преувеличения я должен сказать, что девочка эта — уникальное явление в мировой гимнастике. Моцарт гимнастики, если хотите... Как уберечь ее от телесных и душевных травм, дать ее таланту окрепнуть вовремя, расцвести в пору цветения и не отцвести до поры?..»
Не получилось. Нина выступает, и неплохо, и даже блещет порой во второстепенных международных турнирах, вроде весеннего лондонского, где вдруг вспомнили о ней, что она Моцарт... Но мы знаем: цветок, которого ждали, так и не расцвел. Может, еще не все потеряно, но годы идут.
Причины... Есть объективные — травма, причем такая, после которой боль, что ни делай, остается, и надо ее пересиливать, надо терпеть, чего Нина не умеет. Лишний вес, а бороться с ним, держать себя «в струне» Нина не умеет тоже. Наконец, просто лень — грациозная, набалованная лень: «Я такая, что мне с собой поделать?»
Обрушился я на девочку, а кто виноват, кто избаловал-то се? Мы же сами преждевременными восторгами.
С одной стороны — что особенного? Я же сказал — у нас великое множество гимнасток мал-мала меньше, и каждый год возникают новые имена.
Но Моцарта среди них нет.
Или есть?.. Я уж теперь боюсь загадывать, чтобы не сглазить, не опередить событий.
Мы в женской гимнастике невероятно богаты дарованиями. Наше богатство кажется неисчерпаемым. Но позволительно ли быть транжирами?
Что я имею в виду? Да то, что и очаровываемся мы порою рано и разочаровываемся тоже иногда рановато. Неисчерпаемый резерв отчасти опасен, поскольку силен соблазн сиюминутной замены.
Турищева не сразу стала Турищевой. Легко припомнить, сколько раз она падала за шаг до победы, сколько срывала элементов, прежде чем ее программа обрела нынешнюю стопроцентную надежность.
И вот сегодняшнее безоблачное благополучие таит все-таки в себе какую-то неосознанную тревогу.
Вдруг в радостном мелькании имен и лиц мы упустили, проглядели еще одну Корбут, еще одну Турищеву... А то и Кучинскую...
Ведь Наташа действительно неповторима.

Журнал Юность № 9 сентябрь 1974 г.
 

Похожие новости:


Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Каталог статей, Мои статьи | Просмотров: 5328 | Автор: JohnGonzo | Дата: 5-02-2012, 09:54 | Комментариев (0) |
Информация
Комментировать статьи на нашем сайте возможно только в течении 1 дней со дня публикации.