RSS

Информационный сайт JohnnyBeGood

Часть 2. Ответный визит 9. Последние 36 часов во Франции
Но вот подъехал автобус, мы загрузили в него вещи и очень тепло, как с близкими родственниками распрощавшись с нашими гостеприимными хозяевами, поехали в Париж.

Правда, не успели мы отъехать и сотню метров, как раздался нервный крик Беляева «Стойте! Стойте! Я забыл фотоаппарат!»

Автобус остановился, Беляев куда-то убежал, вернулся ни с чем и тут же вспомнил, что аппарат, оказывается, у него в сумке.

Осмотревшись, мы обнаружили, что предусмотрительные французы, оказывается, снабдили нас в дорогу огромным количеством еды и напитков, которыми была завалена вся задняя часть автобуса. Но, в нас ничего уже не лезло и мы, постепенно отойдя от возбуждения, вызванного бурными проводами, уснули и проснулись только на подъезде к Парижу.

Однако, проинструктированный водитель автобуса повез нас сначала не в Париж, а в небольшой отель, расположенный рядом с аэропортом имени Шарля де Голля, из которого мы завтра утром должны были улетать в Москву. То есть, даже здесь мы продолжали ощущать отеческую заботу наших друзей, сделавших наш отлет максимально удобным.

Забросив вещи в номера (которые были, конечно, уже оплачены), мы опять уселись в автобус и отправились на экскурсию по Парижу.

Конечно, сначала мы отправились в Лувр, чтобы посмотреть на «знаменитую улыбку Джоконды». По-моему, это единственный экспонат всемирно известного Парижского музея, о котором у нас в стране почти все знают.

Когда мы подъехали к дворцу и встали в хвост длинной очереди за билетами, наш новый Председатель теннисного клуба Слава Беляев, вдруг заявил, что им с женой что-то не хочется идти в Лувр. Лучше они просто погуляют по Парижу.

Это было более чем странно, так как никогда ранее тяги к романтическим прогулкам у четы Беляевых не наблюдалось.

Мы стали теряться в догадках: А может быть у них назначена здесь какая-то конфиденциальная встреча с представителями иностранной разведки? А вдруг они хотят попросить политическое убежище и остаться во Франции?

Но зря мы ломали головы. Все оказалось гораздо проще. В процессе долгожданного «шопинга», они потратили все свои «сувенирные» деньги (а других у них, наверное, и не было) на покупку двухкассетного магнитофона, и купить входные билеты им было не на что.

Узнав об этом от Вайковского, с которым Беляев, как со старшим товарищем, к чьим советам он все время прислушивался, все-таки поделился своими проблемами, все скинулись им на билеты, и прогулка по Парижу была отменена.

Когда мы, наконец, попали в Лувр, то, повинуясь какому-то стадному чувству и даже почти не глядя по сторонам, где на стенах висели огромные и, на мой взгляд, потрясающие картины батальных и библейских сцен, вместе со всей толпой вошедших с нами экскурсантов бросились искать эту пресловутую «Джоконду».

В зале, где она висела, закрытая очень толстым, видимо, пуленепробиваемым стеклом, было не протолкнуться!

На меня, лично, эта картина никакого особого впечатления не произвела. К тому же, она так часто мелькала во всевозможных изданиях и журналах, что ничего нового за этим толстым стеклом, увидеть было, по-моему, невозможно.

Выйдя из Лувра, мы сели в ожидавший нас автобус и поехали осматривать следующую достопримечательность Парижа – знаменитую Эйфелеву башню.

Там мы очутились в огромной праздничной толпе туристов и продавцов сувениров, основными из которых были тысячи маленьких копий Эйфелевой башни всевозможных размеров и расцветок. Этих копий было так много, что пропадало всякое желание их покупать.

Чтобы подняться на смотровую площадку настоящей башни, нужно было ждать часа два. Поэтому мы ограничились тем, что постояли под ней, задрав головы, потом выпили пива на сэкономленные франки и поехали к третьей, намеченной нами достопримечательности Парижа – на Монмартр.

Когда мы поднялись на Монмартр уже стемнело и отсюда, сверху открывался очень красивый вид на расцвеченный огнями ночной Париж. Особенно красивой выглядела в темноте освещенная Эйфелева башня – очень похожая на продаваемые под ней ее золоченые копии.

Вопреки нашему представлению, место, где сидят и рисуют знаменитые Монмартрские художники, оказалось совсем крохотным, да и художников там было всего человек шесть! Разве можно это сравнить по масштабам с нашим Арбатом или с Измайловским парком?

Спустившись с Монмартра, мы оказались в арабском квартале с многочисленными недорогими магазинчиками, где многие из нас и оставили свои последние французские деньги.

Обратно мы ехали по роскошным вечерним Елисейским полям с ярко освещенными ресторанами, театрами, магазинами. И когда я представил себе, что уже завтра мы будем находиться совсем в другом, нашем мире и эта сказка, которую мы сейчас наблюдаем, вполне может и не повториться, то мне страшно захотелось хоть немного ее продлить.

Я предложил желающим: выйти из автобуса, погулять еще по Елисейским полям и как-то красиво завершить нашу поездку. А так как водитель автобуса ждать нас уже не может, то вернуться в отель на такси.

Мое предложение встретило отклик только у жизнелюба Семенова. Остальные, даже те, у кого наверняка еще оставались деньги, предпочли провести последний вечер по-нашему, по-советски, в номерах отеля, видимо, вспомнив о продуктовых и алкогольных запасах, которыми снабдили нас французы и, решив, таким образом, плавно перейти к привычному, «нашему» образу жизни.

Мы же втроем, долго гуляли по ночному Парижу, используя историко-географические познания моей жены и лингвистические возможности Семенова, общались с народом и, в конце концов, проголодавшись, попали в большой итальянский ресторан на Елисейских полях, где с удовольствием проели и пропили все свои последние французские деньги, о чем ни капли не жалели!

Даже находясь в самолете, летящем в Москву, мы все еще находились под впечатлением фантастического приема, оказанного нам французами, и продолжали веселиться, как на утро, после бурной и веселой новогодней ночи. Откуда-то появилась припрятанная или нереализованная (?) во Франции водка, которую мы тут же начали «реализовывать».

Однако, наиболее сильное впечатление от этого полета, наверное, осталось у молодой японки, которая возвращалась из Парижа в Токио через Москву. Ей «посчастливилось» оказаться в кресле рядом со мной и Наумовым.

Сначала мы уговорили ее выпить с нами водки, отчего она еще больше окосела, а потом, все дорогу до Москвы, громко пели ей пьяным дуэтом романсы и русские народные песни, искренне считая, что мы ее, таким образом, развлекаем.


Оптимизация статьи - промышленный портал Мурманской области

Похожие новости:


Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Каталог статей, Как мы дружили с французами | Просмотров: 2195 | Автор: Борис Кантор | Дата: 31-07-2010, 06:49 | Комментариев (0) |
Информация
Комментировать статьи на нашем сайте возможно только в течении 1 дней со дня публикации.