RSS

Информационный сайт JohnnyBeGood

4. Мои будущие сотрудники
К этому времени я уже познакомился со всеми сотрудниками нашей лаборатории и многими сотрудниками отделения. Благодаря моей неведомо откуда взявшейся усидчивости и серьезному отношению к работе над дипломом, я даже чувствовал с их стороны некоторое уважение, что приятно льстило моему самолюбию.

В лаборатории кроме нашего, было еще два отдела.

Вторым отделом, который занимался исследованиями автоматической посадки, руководил маленький шустрый мужичок лет сорока Геннадий Михайлович Лапшин. Он считался квалифицированным специалистом и пользовался уважением у всего коллектива лаборатории.

В его же отделе работал Миша Минеев - как мне показалось, очень знающий и талантливый парень. Когда бы я к ним не зашел, Миша всегда сидел в углу за своим столом, и, обхватив голову руками, выводил какие-то сложные математические формулы.

Еще один сотрудник второго отдела - приятный человек интеллигентного вида, с вполне русскими именем, отчеством и фамилией - Олег Иванович Соколов, удивил меня какой-то странной, типично еврейской манерой построения фраз. Как потом выяснилось, это был результат его многолетнего общения с любимой женой и тещей, под строгим руководством которых проходила вся его непроизводственная жизнь.

Одним из старейших работников отдела был опытный ведущий инженер по проведению летных испытаний Володя Соловьев, с которым мне впоследствии посчастливилось много работать.

Третий отдел представлял собой некое анархическое образование под руководством абсолютно непредсказуемого человека, Виктора Григорьевича Шаповала.

На всех научно-технических советах, которые часто проводились в лаборатории он, выступая обычно в конце обсуждения, начинал свою речь всегда одной и той же фразой: «Все, что вы сейчас услышали – это чушь собачья!» После чего переходил к подробной критике докладчика, не оставляя от его выступления камня на камне. Но в конце, обычно с ним соглашался и, устав от своего эмоционального выступления, с удовлетворением садился на место.

Еще одной уникальной личностью третьего отдела был Боря Шпиль. Выпускник Физтеха, как и наш Богачев, он мог сидя за своим рабочим столом, прихлебывая при этом чай, улыбаясь и дымя папироской, часами говорить с тобой о чем угодно, только не о работе. Хотя мне говорили, что он очень умный и у него уже давно готова к защите диссертация.  

Под стать ему был и еще один их сотрудник – Витя Самсонов, как оказалось двоюродный брат моего близкого друга. Являясь членом институтского профкома, он олицетворял собой образец типичного общественного деятеля. По-моему, весь его рабочий день состоял из того, что он слонялся по всем комнатам отделения и вел там интересные беседы о политике, о зимней рыбалке, о спорте…, конечно, никогда при этом не забывая приходить в обеденный перерыв к нам в комнату, чтобы поиграть в шахматы.

Справедливости ради, нужно сказать, что в их отделе все же был один занятый человек, серьезно относившийся к своей работе. Он был хорошим ведущим инженером по летным испытаниям и его, также как его тезку из второго отдела тоже звали Володя Соловьев. Чтобы их не путать, этого звали Данилыч, а того – Василич.  

Кроме трех отделов, в лабораторию отдельным подразделением входил и вышеупомянутый стенд, где под началом Юрия Ивановича работал единственный сотрудник, никогда не трезвеющий механик Сизиков.

Взаимоотношения у них были специфические. Рафинированный интеллигент Юрий Иванович старался изо всех сил не видеть и не слышать своего подчиненного. Но если «не слышать» – ему позволяли все те же наушники, то «не видеть» было сложнее.

Как всякому подвыпившему человеку, Сизикову непрерывно очень хотелось поговорить, и он начинал приставать с различными вопросами и своими жизненными проблемами к несчастному Юрию Ивановичу, естественно, при этом попадая в поле его зрения. Юрий Иванович обычно сначала какое-то время терпеливо смотрел на Сизикова сквозь толстые стекла своих очков, не слыша его текста, потом срывал наушники и, истерично крича «Оставь м-м-меня в п-п-покое!»(он заикался), убегал куда-нибудь наверх, оставляя неудовлетворенного и обиженного Сизикова в одиночестве.

Кроме того, в лаборатории было несколько женщин-техников, обрабатывавших результаты летных испытаний и помогавших оформлять научно-технические отчеты и статьи. Все женщины были старше меня, особой привлекательностью не отличались, и мне даже вначале казалось, что хитрый Луняков подобрал их специально, чтобы они никого не отвлекали от работы.

На всяком предприятии люди, проводящие вместе большую часть своего времени, очень любят иногда отвлечься от работы и вместе что-то отпраздновать. Наша лаборатория не была в этом исключением.

Типичные поводы для наших коллективных производственных праздников были следующие:

- Предпраздничные дни: в то время перед 7 ноября, перед 1 мая, перед Новым Годом, ну и, конечно, перед 18 августа – днем авиации.
- Поездки в подшефный совхоз.
- Коммунистический субботник, где-то в районе 22 апреля.  
- Чей-нибудь юбилей.
- Защита диссертации.

Мне «повезло». За время моей преддипломной практики я побывал практически на всех производственных пьянках.

Там я с удивлением обнаружил, что люди в праздничной обстановке совсем не похожи на тех серьезных научных работников и руководителей, какими я их привык видеть на работе.

Начальник лаборатории, Луняков, выпив, становился очень веселым человеком и любил всех «подкалывать». Важный и угрюмый на работе Людвиг искал повод с кем-нибудь побороться. Умница Миша Минеев, моментально пьянея, нес полную ерунду. Мой руководитель Гена любил играть на гитаре и громко петь одну и ту же песню «…я заброшу свою жену/прямо на луну, прямо на луну…». Боря Шпиль галантно приглашал дам танцевать… .

Да и дамы наши, после выпитого, хорошели на глазах.

Только Иван Иванович, пожалуй, не менялся. Разве что, он еще более глупо шутил и еще громче над своими шутками хихикал.  

Помню однажды, после коммунистического субботника, в процессе которого мы всем отделом, с воодушевлением натерли мастикой паркет в нашей комнате, в общежитии у Славы Болина был устроен очередной производственный праздник, с которого я в таком невменяемом состоянии явился домой, что наутро никто не хотел мне верить, что я выпивал с товарищами по работе.

Оптимизация статьи - промышленный портал Мурманской области

Похожие новости:


Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Каталог статей, История моей диссертации | Просмотров: 3444 | Автор: Борис Кантор | Дата: 31-07-2010, 07:09 | Комментариев (0) |
Информация
Комментировать статьи на нашем сайте возможно только в течении 1 дней со дня публикации.