RSS

Информационный сайт JohnnyBeGood

Лассе Эфшин и его «Заколдованный круг»
М.Теплов

В январе прошлого года на высокогорном катке в Давосе (Швейцария) норвежец Лассе Эфшин повторил лучшее мировое достижение в беге на коньках на дистанции 500 метров, установил новый рекорд мира на дистанции 1 000 метров и в сумме спринтерского многоборья набрал фантастическую сумму очков! Коньки в Норвегии — национальный вид спорта. И понятно, что триумф Лассе Эфшина в Давосе вызвал бурю восторга у его соотечественников. Сенсация крылась не только в невероятных секундах Эфшина, но и в самой личности нового рекордсмена мира.
Лассе родился в 1944 году в Осло в семье врача (его отец — доктор медицины, профессор, заведует сейчас хирургическим отделением центральной столичной больницы). Бегать на коньках Лассе начал с десяти лет и сразу же привлек к себе внимание своими выдающимися способностями. В 1961 году он стал абсолютным чемпионом страны среди юниоров. Лассе прочили блестящую будущность на ледяной дорожке, но вдруг он ушел из большого спорта — решил завершить свое образование и поехал учиться в Тронхейм в Высшее техническое училище, избрав специальностью химию.
Он отказался от существующей практики, когда спортивные руководители добиваются для своих «звезд» академических отпусков в учебных заведениях. В 1969 году он получил диплом инженера. О конькобежце Эфшине за эти годы забыли. Только очень немногие знали, что зимой, в свободное от занятий время, Лассе продолжал тренировки в конькобежном клубе Тронхейма, а летом поддерживал свою спортивную форму самостоятельно. Стоит сказать также, что наряду с наукой он занимался в эти годы политикой, изучал марксизм, примкнул к прогрессивным политическим организациям.
Отслужив в армии, Лассе поступил в радиологический центр Осло, где разрабатываются методы лечения злокачественных опухолей облучением. Постепенно он накопил исследовательский опыт, опубликовал несколько теоретических работ и стал собирать материалы для диссертации.
Став ученым, Лассе не оставил своей активной общественной деятельности. К тому же он женился, в молодой семье вскоре появился сын. Казалось, теперь Лассе Эфшину нет возврата в большой спорт: многолетний перерыв в серьезных тренировках и соревнованиях, научная работа, семья. Да и возраст уже не тот, чтобы начинать все сначала. Но он и на этот раз все решил по-своему.
На высшую ступень пьедестала почета в Давосе поднялся не просто конькобежец, а ученый и общественный деятель. Через месяц ему исполнялось 29 лет. Никто не ждал подобного исхода состязаний, в котором участвовали сильнейшие скороходы мира.
Это была настоящая сенсация. Сенсация номер один Лассе Эфшина.
Сенсацию номер два этот человек преподнес в октябре прошлого года, когда вышел в свет его роман «Заколдованный круг». «Роман Эфшина — это бомба, брошенная в спортивный мир», «книга вызовет интерес и негодование в широких кругах»— таков был тон рецензий в норвежской прессе. Роман действительно никого не оставил равнодушным в Норвегии, был замечен и за ее пределами.
В предисловии автор пишет: «Роман изображает обстановку в норвежском конькобежном спорте, который я хорошо знаю, правдиво, но несколько утрированно. Это вызвано необходимостью выделить, подчеркнуть некоторые важные черты, чтобы привлечь к ним внимание... Многие из тех проблем, которые затронуты в книге в связи со спортом, характерны для всего нашего капиталистического общества... В «элитном спорте» такие явления приобретают особенно острый характер. Поэтому, взяв спорт как наглядный пример, в какой-то степени легче перейти к анализу проблем более широкого, общего плана.
Я стремился к тому, чтобы мой роман рассматривался и обсуждался с обеих точек зрения: и как описание существующей ситуации в спорте и как отражение противоречий в нашем обществе».
Герой романа — конькобежец Оле Педер Бентсен, находящийся в зените своей спортивной славы. Он чемпион страны, победитель многих международных соревнований. Все называют его просто О-П, по инициалам. Однажды кто-то на трибунах Бишлета, подбадривая Оле, стал топать ногами и в такт кричать «О-П! О-П!» С тех пор эта кличка навсегда пристала к Бентсену, вошла в газетные отчеты и дала даже повод некоему бойкому репортеру бросить фразу: «О-П — опиум для народа». А как оценивает себя сам Оле?
«—Перед каждой гонкой я проклинаю все на свете и, прежде всего, самого себя,— говорит он после очередной победы.— Зачем я так истязаю себя? Теперь, когда все позади, ответ приходит сам собой: тщеславие удовлетворено. Все меня знают, все мной восхищаются. «О-П — опиум для народа». Люди — это рабы. Они сами заковали себя в железо, сами распяли себя своим преклонением. А нас гонит вперед желание отличиться перед другими, подняться наверх. Нас подгоняет эгоизм».
В своих мыслях Оле еще более откровенен: «У меня маленькие, холодные глаза. Ну и что же? В большом спорте хорошо иметь именно такие глаза, это нравится. Я трачу все свои силы и способности только на себя одного. Правильно. В мире, где все грызутся и стараются побольнее пнуть друг друга, надо думать только о себе, надо уметь пробиться... Мне важно только одно — коньки. Все остальное ничего не значит и достойно презрения... Если мне изменит счастье, недостанет сил для победы, кто будет тогда думать обо мне? Нужен ли я кому-нибудь? Нужен ли мне кто-нибудь? Нет, не нужен. Что же, я принимаю правила игры такими, каковы они есть!»
Его товарищи по спорту в этом отношении ничем от него не отличаются. Впрочем, можно ли их называть товарищами в полном смысле слова? Там, наверху, их всего около двадцати человек, но товарищами считают себя всего шестеро или семеро из них. Все они суперэгоисты, пробившиеся в элиту в жестокой борьбе с другими. Каждый из них прежде всего думает только о себе. Каждый занят своими тренировками, следит за своей физической формой, носится со своей простудой, если она случается. Но они чувствуют, что для личных интересов каждого из них лучше, когда они держатся замкнутой группой. Поэтому они немного помогают друг другу, вместе ходят на вечеринки, поверяют друг другу разные мелочи из личной жизни. Разница в образовании почти не имеет значения, равно как и принадлежность к различным спортивным обществам. Каждый из
них — «звезда» своего общества, вместе они — «созвездие» федерации, и это объединяет их в достаточной степени.
Всего этого не видно с трибуны стадиона, тем более, что на людях О-П держится совсем по-иному, чем в своем кругу. В этом ему помогают опытные писаки, распространившие, например, такое его высказывание: «Важно иметь не только здоровое тело, но и здоровый, уравновешенный взгляд на жизнь.
Спортсмен является примером не только в физическом, но и в духовном отношении. Поэтому я всегда ощущаю, что на мне лежит и моральная ответственность, прежде всего перед молодежью». Вот он, благородный рыцарь, о котором вечерняя газета писала, что он «спас честь Норвегии»! Как же не устраивать ему оваций, не орать в тысячу глоток: «О-П! О-П! О-П!»
А тем временем «удовлетворенного тщеславия» этому «рыцарю» уже мало. Он предъявляет своему спортивному обществу материальные требования. Ему нужна удобная и недорогая квартира, он хочет устроиться на такую работу, где, не будучи слишком занят, он получал бы хорошую зарплату. А если его общество не в состоянии удовлетворить эти его запросы, он переходит в другое, которое «устроит» и жилье, и должность «ассистента по реализации» в какой-нибудь фирме, и бесплатное питание в королевском автоклубе, а может быть, и бесплатную «рекламную» автомашину в личное пользование. Этот «подвижник» уже не удовлетворяется кубками и вазами, которые он после победы в присутствии тысяч зрителей с картинной улыбкой поднимает над головой. Его больше устраивают награды в денежных знаках, вручаемые на закрытых торжествах без лишней помпы. Зачем же отказываться от того, что другие считают естественным? Почему бы не извлечь из этого реальные блага? Тем более, что большой спорт превратился в массовое зрелище, развлечение и спрос на спортсменов экстра-класса велик.
Однако быть спортсменом экстра-класса в наши дни очень трудно. Лучшие мировые достижения находятся чуть ли не на пределе возможностей нормального человеческого организма, и, чтобы быть на их уровне, а тем более улучшать их, нужно изыскивать все новые и новые резервы физических и психических сил, неустанно оттачивать технику. Это очень большая, трудоемкая работа. Лассе Эфшин с подлинным знанием дела описывает тренировки норвежской конькобежной элиты, предельно уплотненные и насыщенные большими нагрузками, рассказывает о многочисленных сборах и в летние и в зимние месяцы, когда спортсмены длительное время живут в условиях строжайшего режима.
И в этих постоянных тренировках нарабатывается не только необходимая физическая форма, но и то особое отношение к ней, которое Эфшин называет «культом тела». Тело всегда должно быть в безукоризненном состоянии. Нервы, сердце, легкие, желудок — все это должно работать предельно эффективно и слаженно, как детали хорошо отрегулированной и смазанной машины, постоянно готовой развить максимальные обороты и отдать всю заложенную в ней мощность. Если под нагрузкой участился пульс, повысилось давление крови, затвердели мышцы, появился кашель, значит, в механизме неполадки и надо немедленно принимать меры к их устранению. Все время необходим контроль, всегда и везде надо следить за тем, чтобы сохранялись сила, выносливость, скорость, натренированность. Тело, рассматриваемое как механизм, как машина, выдвигается на первый план и становится главным, пожалуй, единственным предметом внимания спортсмена. «Они тренируются и утром и вечером,— описывается в романе сбор сильнейших конькобежцев.
—Трафик бега тщательно отработан. Ребята буквально прощупывают друг друга, чувствуют, когда приходит спортивная форма или когда что-то не ладится. После каждой тренировки душ и взвешивание. Здесь важен не человек, а тело, только тело... Тренировочный лагерь превращается в ритуал, это чертова пляска на пути к успеху: тренировка, еда, сон, снова тренировка и так без конца». Некоторые из спортсменов женаты, и автор пишет далее: «Обычно вдовой называют женщину, у которой умер муж. В спортивном мире это совсем не так. Здесь вдова — это жена знаменитого спортсмена, который еще никогда и не задумывался о смерти. Конькобежец, входящий в элиту, вынужден многие недели проводить на сборах, а потом часто выезжать на соревнования.
Его жена остается одна, предоставленная самой себе... А если муж дома, она все свои заботы посвящает его «супертелу». После тренировок ему нужен отдых, после отдыха предстоят новые тренировки, так что недопустимы никакие домашние неприятности, никакие нервные напряжения. Тело — это хорошо, это главное, разумеется, для тех, у кого именно такое тело. И жена становится механизмом, становится слугой. При этом все говорят ей, что она должна быть довольна судьбой: ведь она жена знаменитости!»
Герои Эфшина, получив школьное образование, нигде больше не учатся. Ни один из них не интересуется литературой, театром, искусством. Они терпеть не могут «политики», никогда даже не проглядывают те газетные страницы, где обсуждаются мировые проблемы или внутренняя обстановка в их собственной стране. Когда выдается свободный вечер, «звезды» в лучшем случае идут в кино, а то играют в карты или развлекаются в компании, позволяя себе в известных пределах спиртное.
Правда, есть одна сфера, помимо спорта, где эти молодые люди проявляют весьма высокую активность. Но и здесь господствует «культ тела». Это секс. Приведу лишь две сравнительно «безобидные» цитаты. После победы на международных соревнованиях О-П и его товарищ Юхан встречаются с молоденькими почитательницами конькобежного спорта.
«— У меня пересохло во рту от разговоров. Ваше здоровье, девочки! Хорошо, что вы пошли с нами. Мы грешны, но мы не развратники. Мы предпочитаем победу поражению, девочек пьянству...
— Как душно здесь,— сказала одна из почитательниц,— я задыхаюсь.
— Да, в комнате жарко. Мы слишком тепло одеты. Я предлагаю: сбросим с себя все лишнее! Наиболее стеснительные могут остаться в трусах. Пока. Только в трусах, сказал я, все остальное придется тебе снять, дорогая.
— Отлично! Выпьем за наши неприкрытые тела и наши неприкрытые желания. Любовь продлевает миг победы и скрашивает поражение...»
Спортсмены тренируются летом в форсированном походе по горам, где много туристов.
«Обычно им удавалось вечером получить на всех комнаты в гостинице или кемпинге. Но случалось, что мест не хватало, и тогда кому-то приходилось стелиться на полу. Тогда особой заслугой считалось найти на ночь знакомую с кроватью. Весь поход был превращен в игру, и за удачные «ходы» насчитывались очки. Учет велся следующим образом: тот, кто первый добирался до места ночевки, получал 1 очко, второму доставалась ? очка; ночь, проведенная с девочкой, — 1 очко (знакомые в расчет не принимались), добился от нее почти всего, чего хотел,— ? очка; переночевал с подружкой, которая располагала кроватью, когда сам остался без места,— 1? очка; уговорил повстречавшихся девушек изменить свой туристический маршрут и последовать за конькобежцами — от ? до 2 очков в зависимости от количества девушек. «Жюри» работало каждое утро за завтраком, и все должны были перед ним отчитываться...»
Автору романа надо было обладать большим гражданским мужеством, чтобы перед лицом сограждан, восхищенных внешним блеском своих спортивных идолов, вывернуть их наизнанку и наглядно показать их внутреннее убожество.
Но, читая «Заколдованный круг», не делаешь вывода, что эгоизм и ограниченность изначально определяют будущие спортивные успехи человека. Скорее приходишь к мысли, что эти качества, очевидно, вырабатываются и культивируются в человеке, когда он вступает в «большой спорт» и проходит долгую и трудную дорогу к его вершинам. Однобокость, неполноценность, ущербность «золотых парней» — это не столько их вина, сколько беда. Общая картина развития «элитного спорта» в современной Норвегии, нарисованная Эфшином, убедительно это доказывает.
В конькобежных клубах и обществах существует своя иерархия, своя градация. Верхушку составляют «звезды». Рядом с ними размещаются юниоры, способные юноши и девушки, будущая надежда клуба. Потом идут «привидения» — бегуны, которые из года в год усиленно тренируются, но никогда не поднимаются до призовых мест. В общем-то, никто толком не понимает, зачем они занимаются спортом. И, наконец, существует «аквариум» — отделение для детей школьного возраста. Они-то и попадают под красивые параграфы спортивных уставов, где говорится о «физической культуре для всех». Однако основная цель детских секций состоит не в том, чтобы обеспечить нормальное физическое развитие подрастающего поколения. Из «аквариума» надо выудить «золотую рыбку», талант, будущую знаменитость. Если же ребенок не имеет «золотой чешуи», то, когда он повзрослеет, его просто выплеснут из «аквариума» и забудут о его существовании.
Официальные ассигнования на спорт весьма скудны, и бюджеты клубов и обществ, особенно на периферии, трещат по всем швам, не хватает на самое элементарное, на самое необходимое. Надо пополнять кассу за счет сборов, привлекая на спортивные мероприятия возможно больше зрителей. Тут уж не ограничишься принципами «массовости», «физкультуры для всех», не обойдешься без «звезд». А «звезды» стоят дорого, очень дорого и неизвестно, что выгоднее подготовить собственную «звезду» или переманить выдающегося спортсмена из другого клуба. Опять в бухгалтерских книгах расходы превышают доходы. Приходится заимствовать средства из «частного сектора», у предпринимателей, которые используют популярность спорта и спортсменов для рекламы своих товаров. На тренировочных костюмах, на чемоданах и сумках появляется марка фирмы, которая оплачивает этот инвентарь. Казалось бы, это не так много, но назойливое мелькание эмблемы фирмы на беговых дорожках, на стадионах, в спортивных залах, где собираются массы «потребителей», делает свое дело и приносит прибыль, оправдывающую затраты меценатов.
Коммерция и спорт. Спорт как доходное предприятие. Спорт как эффективная форма рекламы. Логическое завершение этой цепочки — открытый профессионализм с его баснословными гонорарами «суперспортсменам», завербованным из любительских клубов. Но и в любительском спорте, все более подчиняющемся экономическим интересам промышленных и торговых корпораций, уже господствует иной дух: «В список лучших спортсменов федерации, на которых делают ставку рекламщики, выделяя им повышенный процент вознаграждения, не попал Рагнар.
Причины? Он участвовал в демонстрациях против присоединения Норвегии к Общему рынку и подписал протест спортсменов, осуждающий злодеяния американской военщины во Вьетнаме и Камбодже...
Вообще отношения между ребятами испортились. Вся эта конспирация, все эти сделки за кулисами разобщили их еще больше. Сколько заплатила федерация Юхану за то время, когда он был на тренировках и не получал зарплаты на работе? Сколько получил Тур за рекламу? Вопросов много, но отвечать на них никто не хочет. «Звезды» стали подозрительными и
косо смотрят друг на друга. Руководители федерации, пользуясь этим, делают с ними что хотят... А в газетах, как и прежде, улыбки, товарищеские объятия, слащавые интервью. Камуфляж, за которым идет большая игра».
В одном из публицистических отступлений, которыми насыщен роман, Эфшин идет дальше — он пишет:
«Колесо истории катится вперед, но его колея не делает крутых поворотов. Королевский двор претерпел процесс либерализации, он стал, как у нас говорят, более демократичным. Правительство теперь не назначается, а избирается, критика стала более открытой. И все равно у нас еще есть общественная элита, у нас есть придворные, финансовые тузы, директора концернов, священники, офицеры, государственные служащие, ученые, технократы. Они получили образование и занимают высокое положение. Они входят в круг избранных, в заколдованный круг, где сосредоточена власть... В заколдованном круге все чувствуют себя друзьями. У них даже общее хоббиспорт или, точнее, спортивные объединения, которые имеют немалую ценность с социальной точки зрения. Есть у них и некоторые средства, которые можно вложить в это дело... Принадлежать к этому кругу чрезвычайно важно. Тогда почти все можно «устроить» с помощью знакомств и связей: удобные должности, всевозможные льготы и отчисления, можно обойти все рогатки, которые устанавливаются многочисленными постановлениями, распоряжениями, инструкциями официальных учреждений. Войти в заколдованный круг совершенно необходимо и руководителям спорта. Клубы и федерации вынуждены существовать за счет «устроенных» льгот, доходов от лотерей и рекламы. Если руководитель имеет радикальные убеждения, если он просто обыкновенный человек — это не годится. Президент, председатель, руководитель должен проникнуть внутрь круга, иначе его клуб, его общество, его федерация окажется банкротом».
Роман Эфшина многоплановый. Один из его героев — безымянный средний человек, удел которого типичен в эпоху «элитного спорта».
«Сильное, крепкое тело — это благо. Оно создано для того, чтобы производить, напрягаться, преодолевать сопротивление. Но громадное большинство людей в наш моторизованный век становится физически пассивным. Тело превращается в свалку мусора, мучает, как нечистая совесть, как зубная боль. Люди предоставляют спорт «звездам», специалистам по части «телесной культуры», а сами «занимаются» им, так сказать, из вторых рук. Какой матч показывают сегодня по телевизору? Садись в кресло и смотри.
У всех теперь напряженная работа, денежные и прочие заботы. Когда приходишь домой, хочется расслабиться, и люди делают это слишком буквально.
Включают телевизор и смотрят, как занимаются спортом другие...»
«Его пронизывает промозглый холод, будто замерзло само сердце. Он сходит с трамвая, открывает дверь и слышит, как кто-то спрашивает: «Это ты?»
Да, да, это он, кто же еще! «Много было работы?» Конечно, а как же еще! Вот он, человек, подобный тысячам других, у себя дома. Квартира из трех комнат, жена, дети. Он еще не пришел в себя после рабочего дня, перестройка происходит постепенно.
Потом возникает чувство усталости. Усталость пропитывает все мысли: разве это жизнь? Да, никуда от действительности не денешься, так живет он, так живут другие. В общем-то все у него «о'кэй». На земле немало мест, где люди живут хуже. Разве что — пищеварение, врач говорил о возможной язве желудка, это не способствует хорошему настроению.
Вот придумать бы способ прямого впрыскивания питательных веществ в организм, как впрыскивается топливо в цилиндры мотора на «мерседесе» последнего выпуска. Черта с два накопишь деньги на такую автомашину! На телевизор, правда, деньги нашлись. Без голубого экрана не обойтись, особенно во время спортивного сезона. А сезон продолжается круглый год...
— Ну, что вы загораживаете мне телевизор? Разве не видите, что передают репортаж о коньках? Смотрите, как О-П прошел поворот! А теперь он будет давать интервью. Слушайте же!
Он одинокий человек... Для него ничто уже как будто не имеет смысла. Все только чего-то требуют от него. Дома он бывает всегда усталый, изможденный. Все, к чему хотелось бы стремиться, недостижимо, это можно увидеть только по телевизору... Никто не обращает на него внимания, никто ему почти не улыбается: ни начальник отдела на работе, ни жена, ни дети. Вот на экране другое дело. Дикторша дарит лучезарную улыбку и в начале и в конце программы. Государственные деятели обращаются непосредственно к нему. Спортсмены бегают, прыгают, сражаются, отвечают на вопросы — для него. Когда он вечером нажимает кнопку, и изображение на экране сжимается и исчезает, в душу вновь закрадывается промозглый холод. Во все щели вползает одиночество. Тюремщик запер ворота до завтра...»
В середине романа на сцене появляется новая героиня — Нина, молодая женщина со сложной личной судьбой. Она прошла трудный путь от наивного бунтарства к более правильному пониманию процессов, происходящих в капиталистическом обществе. Нина говорит О-П:
« — Понимаешь, спорт — это политика, и ты, выходит, занимаешься политикой, хочешь ты этого или нет... Спорт в Норвегии представляет собой массовое движение, при помощи которого людям прививается эгоизм и вдалбливается буржуазное мышление. Согласно этой философии, смысл жизни в том, чтобы любой ценой пробиваться к цели и выигрывать. Вы, суперспортсмены, становитесь идеалами. С вашей помощью людей заставляют принимать мир таким, как он есть, не думая. Им говорят: посмотрите на О-П Разве плохо быть таким, как он?..
— Нет, какого черта! Что ты нашла плохого в эгоизме? — возражает Нине О-П.— Если лягушек лишить полового инстинкта, то они вымрут. Если лишить людей эгоизма, то род людской деградирует.
— У людей есть стимулы к совершенствованию, развитию и самоутверждению, которые зиждутся на коллективной, а не на индивидуальной, эгоистической основе. Эгоизм превращает большинство людей в неудачников и лишь незначительное меньшинство—в победителей. Если кто-то богат, то остальные бедняки. Эгоизм порождает несправедливость.
— Только не для меня, когда я побеждаю. Такова уж игра, называемая жизнью.
— Такова игра в буржуазном обществе. И ты играешь в нее пока неплохо. Ты пробиваешься, ты наступаешь без зазрения совести другим на ноги, ты фальшиво улыбаешься с экрана телевизора и печатных страниц. По большому счету все это представляет собой солидную политическую силу: хочешь жить, так умей крутиться, умей рваться вперед, умей выигрывать. Дух большого спорта насквозь капиталистический».
В дальнейшем герой романа не раз вспомнит и эти и многие другие слова Нины. Он «сошел» на пятое место в элите, перетренировался в летние месяцы, готовясь к новому сезону, и, выступая простуженным на крупных соревнованиях, сорвался: его унесли со стадиона на носилках. Это был конец О-П. Вместо него в муках и страданиях вновь появился на свет тот, кого в детстве и ранней юности звали полным именем — Оле Педер Бентсен.
Ему пришлось оставить уютную должность «ассистента», распрощаться с недорогой квартирой, поступить на завод простым рабочим. Оле забыли покровители, товарищи по конькам, хозяева коммерческого «цирка», пытавшиеся в свое время переманить его в профессионалы. Но жизнь, оказывается, не кончается за пределами «элитарного спорта», вдали от «заколдованного круга». Оле входит в заводскую среду, принимает участие в работе спортивного клуба предприятия, знакомится с прогрессивными представителями профсоюзной организации и социалистически настроенными рабочими. В это время он встречает Юрунн, которая, не выдержав «вдовьей» доли, ушла с двумя малышами от мужа-суперспортсмена. Молодые люди обнаруживают много общего во взглядах и решают соединить свою судьбу.
А ближайшим другом Оле теперь становится руководитель профсоюзной организации завода кадровый рабочий Фред. Решающий перелом в мировоззрении Оле произошел, когда в знак солидарности с бастующими рабочими он отказался от предложенной директором завода поездки в родной город Хамар на соревнования, где он мог бы вновь встретиться на дорожке с сильнейшими конькобежцами и почувствовать себя в большом спорте. Администрация
уволила за это Оле под благовидным предлогом, но профсоюз добился его восстановления на работе.
«Прошло несколько месяцев. Внешне за этот период не случилось никаких событий. Оле нужно было время, чтобы разобраться в самом себе. Еще были сомнения, точнее, неуверенность. Он довольно много читал по совету Фреда книг по диалектике, истории.
Чтобы уметь анализировать, надо много знать... Оле думал не только о политике, но и о спорте. Спорт на производстве может служить не интересам хозяев, а интересам рабочих, сказал Фред. И они стали составлять планы, как добиться этой цели. Во-первых, заводской клуб должен быть экономически независимым от администрации. Во-вторых, занятия в нем должны проводиться регулярно, а не от случая к случаю. В-третьих, спортивная работа должна быть связана с просветительной, с обсуждением социальных проблем и роли спорта в обществе... Ни Оле, ни Фред не думали, что спорт, взятый изолированно, может стать «социалистическим». Но он может по крайней мере стать «критическим». И начинать надо с конкретных действий на своем заводе...» На одной из последних страниц романа Эфшин рисует такую символическую сцену:
«Банкет федерации конькобежного спорта после зимнего сезона (на котором в качестве гостя присутствовал Оле.— М. Т.) проходил как чествование новой «звезды» — Юхана...
Недавно Оле прочел в газетах, что рабочие одного завода после успешной «дикой» забастовки преподнесли ее инициатору и руководителю букет цветов.
Он разорвал ленту и роздал букет по цветочку своим товарищам по работе и по борьбе, сказав: «Мы идем все вместе, одним путем».
Очередной оратор на банкете федерации после изысканной речи преподнес Юхану цветы и кубок.
Юхан поднялся, помахал подарками над головой, налил в кубок пива и сунул туда цветы. Он сказал: «Спасибо» — и сел на свое место. Здесь каждый сам за себя, здесь каждый одинок».
Мы позвонили из «Юности» Лассе Эфшину в Осло и нашли его в радиологическом центре.
— Ваш роман только что вышел вторым изданием...
— Да. Роман вызвал оживленную дискуссию. Как можно было ожидать, спортивные руководители и часть спортсменов отнеслись к книге отрицательно.
Наиболее реакционные органы печати не прочь грубо извратить факты и даже оскорбить меня. Но я получаю много писем, авторы которых поддерживают высказанные мною идеи.
— Как продвигается ваша научная работа? Какие у вас планы на будущее?
— Сейчас я отдаю работе в своей лаборатории значительно больше сил и энергии. Мне хотелось бы как биохимику внести свой вклад в разработку методики лечения злокачественных опухолей. Я сейчас больше уделяю внимания и своей семье. Моя жена тоже много работает, сыну уже пять лет. Станет ли он конькобежцем? Не знаю. Сам я регулярно тренируюсь и сохраняю форму: не хочется совсем бросать спорт...
— А в печати появились сообщения, что вы «повесили коньки на гвоздь»?
— Да, я говорил об этом после декабрьских соревнований на приз Оскара Матисена...
— Желаем вам всего наилучшего.
— Спасибо. У меня к вам просьба. Пришлите мне номер «Юности», где будет опубликован рассказ о моей книге. Мне очень приятно, что моя книга вызвала интерес в вашей стране.

Журнал Юность № 4 апрель 1974 г
 

Похожие новости:


Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Каталог статей, Мои статьи | Просмотров: 1956 | Автор: JohnGonzo | Дата: 5-02-2012, 15:21 | Комментариев (0) |
Информация
Комментировать статьи на нашем сайте возможно только в течении 1 дней со дня публикации.