RSS

Информационный сайт JohnnyBeGood

10. Мой друг – «Шляпа»!
Как же мне все-таки защитить диссертацию? Без аспирантуры это нереально! А как в нее попасть - я теперь просто не знал! Быть лучше подготовленным к экзаменам, чем в этом году – просто невозможно! К тому же, я «спинным мозгом» чувствовал, что дело тут не в подготовке. А в чем? Я терялся в догадках и не мог ничего придумать! Оба моих несостоявшихся руководителя Луняков и Соколов, хранили по этому поводу глубокомысленное молчание.

И тут мне повезло! Я познакомился с человеком, которого мои друзья горно-воднолыжники называли Шляпа.

Это был высокий и красивый парень, чем-то напоминающий известного литовского киноактера Адамайтиса. На самом деле его звали Саша Шляпников. Так как его отцу, руководителю крупного Ленинградского предприятия, родители по каким-то причинам дали редкое имя «Вашингтон», то свое американское отчество Саша старался особо не афишировать.

Он не так давно появился в нашем институте после службы в ВДВ, но занимал уже довольно высокий общественный пост Секретаря Комитета ВЛКСМ.

Поспособствовал этому довольно забавный случай, произошедший с ним во время службы в армии, о котором он мне как-то рассказал.

Его подразделение оказалось в Праге во время известных событий 1968 года.

Однажды ночью Шляпа стоял на посту, что-то охраняя. Вдруг недалеко от него в кустах раздался шорох. Шляпа скинул с плеча автомат и как положено по инструкции крикнул: «Стой, кто идет?» - Шорох только усилился. Продолжая следовать инструкции, Шляпа еще более грозно предупредил неизвестного: «Стой, стрелять буду!». Подозрительный шорох упорно не прекращался. И тогда, четко следуя инструктажу, он выпустил по кустам длинную автоматную очередь!

Каково же было удивление сбежавшихся на его выстрелы встревоженных сослуживцев, когда они, раздвинув кусты и осветив местность фонариками, увидели перед собой лежащую на боку мертвую чехословацкую корову…

Но приказ-то Шляпа выполнил! Он же не знал, что это корова. Он был уверен, что в кустах притаился коварный враг и поэтому, действуя согласно приказу, использовал все имеющиеся у него средства, чтобы не допустить его проникновения на охраняемый им военный объект!  

За это Шляпа был награжден боевой медалью и поощрен двухнедельным отпуском домой.

Тогда еще было очень много лет до начала Афганской эпопеи, и в стране ощущался острый дефицит на реальные примеры советского патриотизма в боевой обстановке, которые были так нужны для правильного воспитания подрастающей молодежи. Поэтому «героический» поступок сержанта Шляпникова, при поступлении его на работу в ЛИИ, не остался незамеченным, и он сразу был выдвинут на пост Секретаря Комитета ВЛКСМ.

Став большим комсомольским начальником, Шляпа совершенно не зазнался и, как был, так и остался нормальным, дружелюбным парнем. Он хорошо катался на водных лыжах, был активным членом нашей воднолыжной секции, очень нравился девушкам-комсомолкам и с удовольствием этим пользовался.

Не успев получить высшее образование, и работая авиамехаником, он представлял у нас в институте класс рабочих и крестьян, что в то время позволяло ему чувствовать себя очень уверенно, сознавая свое узаконенное классовое превосходство над другими членами общественных организаций института, представлявшими тонкую прослойку интеллигенции.

Вскоре мы с ним подружились. Летом он учил меня кататься на водных лыжах, а зимой – я его на горных, где он поначалу из-за своего высокого роста и неумения кататься, выглядел очень смешно. Мы часто бывали вместе в одних и тех же спортивных компаниях, где весело проводили время после воднолыжных или горнолыжных тренировок.

Как-то возвращаясь с ним вдвоем, после одного из застолий, я рассказал ему о своих неудачных поступлениях в аспирантуру. Выслушав мою печальную историю и немного поразмыслив, он сказал: «Я думаю, что вся проблема в отсутствии у тебя хоть какой-то общественной работы. В наше время без этого никуда не проскочишь!» Потом, после некоторой паузы, вдруг предложил: «А что если тебе вступить в партию? Я уверен, что уж в этом случае, тебя, несмотря ни на какие анкетные данные, обязательно примут!»

Все было действительно так. Я никакой общественной деятельностью не занимался с четвертого класса школы, когда меня, тогда еще примерного ученика-отличника выбрали председателем Совета пионерского отряда нашего класса.

В комсомол я вступил только перед самым окончанием школы, так и не вкусив там всех прелестей общественной жизни. Ну а в институте мне этим просто некогда было заниматься по причине описанного выше моего хронического в нем отсутствия.

В прошедшие же несколько лет, с момента моего прихода в ЛИИ я был настолько увлечен работой, что ни о какой общественной активности даже и не думал. К тому же мне никто и ничего в этом духе не предлагал.  

«Видимо, он прав»,- подумал я,- «Объяснение вполне логичное. Наверное, поэтому меня никуда и не приняли».

Само предложение о вступлении в партию я воспринял довольно спокойно. Мне это представилось в виде какого-то дополнительного экзамена, необходимого для поступления в аспирантуру. Но как я смогу в нее вступить? Это же не так просто!

Выяснилось, что в нашем институте, как, впрочем, и в большинстве других НИИ, где подавляющее большинство сотрудников представляло все ту же, нежелательную для партии рабочих и крестьян интеллигентскую прослойку, для вступления в ряды КПСС одного инженерно-технического работника нужно было найти трех, желающих вступить в партию рабочих! И никак иначе!

В противном случае нарушится главный принцип существования СССР – диктатура пролетариата!

И вот, оказывается, на это «вакантное» место – одного интеллигента на трех рабочих, которых крайне трудно было найти и уговорить стать коммунистами, стояла огромная многолетняя очередь. Не потому, конечно, что все научные работники хотели стать коммунистами по идейным соображениям, а из-за того, что без этого звания никакие научные или производственные достижения не могли гарантировать успешной карьеры.

Но как объяснил мне Шляпа, есть еще один путь попадания в заветные ряды КПСС – через комсомол. Конечно, там тоже полно претендентов-карьеристов, но эту проблему он берет на себя!

Сам Шляпа уже был к этому времени коммунистом-рабочим, осчастливив своим вступлением в партию кого-то из соискателей-интеллигентов.

И он уверенно взялся за дело. В качестве первого этапа моей общественной деятельности Шляпа ввел меня в Комитет ВЛКСМ института, придумав для меня новую звучную должность «Руководитель школы комсомольского актива»!

Что это такое, и чему я должен был обучать комсомольский актив, не знал ни он, ни я. Но как оказалось, это совершенно не важно! Главное было - побольше говорить об этой школе на многочисленных комсомольских собраниях и конференциях, то есть засветиться.

Вскоре я приобрел в Комитете некоторый авторитет, и многие наши «активисты» меня даже побаивались, так как на занятия этой школы не ходили и опасались, что я в любой момент могу их публично в этом уличить.

Поэтому когда я, заручившись рекомендацией несколько удивленного моей неизвестно откуда появившейся политической активностью Лунякова и еще двух коммунистов с необходимым стажем, подал заявление о вступлении в ряды КПСС, никто из наших высокопоставленных комсомольцев этому не возражал.  

На партийном собрании отделения за меня голосовали все, кроме одного воздержавшегося, Эдика Алексеева, с которым мы были в прекрасных отношениях и даже болели друг за друга на наших «обеденных» шахматных баталиях. По каким-таким причинам он воздержался, я так и не узнал.

Пройдя потом какие-то необходимые городские партийные инстанции, я выполнил поставленную задачу минимум для поступления в аспирантуру - стал кандидатом в члены КПСС.

И что-же: прогноз моего дальновидного друга Шляпы полностью оправдался. Следующей осенью, получив на экзаменах все те же оценки (видимо, не судьба мне была иметь пятерку по английскому!), я без каких-либо проблем стал аспирантом ЛИИ.

Оптимизация статьи - промышленный портал Мурманской области

Похожие новости:


Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Каталог статей, История моей диссертации | Просмотров: 4032 | Автор: Борис Кантор | Дата: 31-07-2010, 07:27 | Комментариев (0) |
Информация
Комментировать статьи на нашем сайте возможно только в течении 1 дней со дня публикации.