RSS

Информационный сайт JohnnyBeGood

{mainv}
Поющий спортсмен Чичо
Наша  первая  встреча  с  ним  состоялась в  знойное зимнее  утро декабря.   То, о  чем я собираюсь рассказать, происходило в Гаване, с. кубинское солнце даже и зимой — по крайней мере,   для   нас,   москвичей — кажется достаточно палящим, как, скажем, в июне в безоблачный день в Сочи.
 
Возможно, совсем иначе   его   воспринимают   сами   кубинцы, которые в то утро сидели рядом со мной в автобусе в строгих черных костюмах. Вместе  с  музыкантами   крестьянского ансамбля  «Лас мантунас» я ехала  сначала на   съемки,  а  затем  на  радиозапись;  по дороге мы   должны   были   захватить   еще   одного музыканта. Я слышала, что ему девяносто восемь пет. И поэтому, когда на подножку остановившегося  автобуса довольно  легко вспрыгнул небольшого роста,  худощавый человек  с  тресом — кубинской  гитарой — в  одной руке и с  какой-то  старой,  видевшей виды папкой в другой, я меньше всего ожидала, что именно он-то и есть девяностовосьмилетний композитор и певец Хосе Ибаньес.
 
Хосе   приветствовал   меня   по-русски: «Доброе утро!» Он весело улыбался мне, знакомым музыкантам, повторял и по-испански   и   по-русски:   «Хорошо.   Очень хорошо». И видя - мой, очевидно, изумленный взгляд,  попытался  по-русски,  хоть и с акцентом — согласитесь, простительным, — объяснить мне, что он уже несколько пет изучает русский язык. Нет, он, конечно, не сел за   школьную  парту — как-то  не  по годам, но   купил   словари,   книги   и   занимается самостоятельно. Уж очень ему понравилось звучание   русской   речи,   когда   слушал   на площади в Гаване выступление Валентины Терешковой! Есть и другая причина. Уже позже, к концу дня,  Хосе Ибаньес доверительно сказал мне: «Конечно,  мне немало лет,  но я не умру, пока не увижу вашей страны». Мы приехали на залитую солнцем набережную Гаваны — Маликен.  Хосе Ибаньес,  или,  как его ласково прозвали в детстве и называют на Кубе до  сих  пор,   Чичо, открыл футляр своего  треса,  положил  на  парапет  папку и  заявил,   что   сочинил  вчера   два   новых произведения и хочет  сейчас спеть их мне прямо здесь. Он пел лирически и эмоционально, слегка пританцовывая в такт музыки.
 
Несколько часов на набережной, несколько часов в студиях радиозаписи, и только во второй  половине дня  мы с   Чичо приехали в   отель.   Мне  хотелось  расспросить  его о нем самом, о жизни, о работе,  но  чувствуя усталость и помня о годах Чичо, я предложила ему немного отдохнуть. Он искренне удивился: «Разве  это  работа? Я  совсем  не  устал». И тут он стал рассказывать о себе, раскрыв, кстати,   ту   папку,   которая   привлекла мое  внимание еще  в  начале  встречи.   В  папке оказались  документы,   фотографии — Чичо готовился к разговору  со  мной основательно.
 
Хосе Ибаньес родился в 1875 году  в  крестьянской семье в провинции Ориенте.
 
И, сколько он себя помнит, всегда сочинял, играл  и  пел  болеро,   гуарачо  и   соны,  любимые  ритмы кубинцев. Сам Чичо больше всего  любил   соны — песню-танец,  рожденный  сочетанием  определенных  движений  и  ритма.
 
Нет, юный крестьянин не знал музыкальной  грамоты,  вряд ли он  слышал о том,  что именно   сон  ввел  в   кубинскую  музыку  полиритмию,   но   соны   Хосе   Ибаньеса хранятся  сейчас в  Кубинской  национальной  библиотеке. Само превращение крестьянина из Ориенте  в   композитора  и   певца  было  очень естественным.  Нельзя  представить  себе  кубинца вне музыки. И не только в минуту отдыха,   но и в  минуты  труда.   Хосе  Ибаньес  трудился всю жизнь. Кем он только не был!
 
Крестьянин,   механик,   грузчик,   шофер,  каменщик... И всегда с ним — его гитара — трес.
 
Когда   кончалась  революция,   Чичо  было  уже восемьдесят. Он ушел в горы — сражаться. И  он   воевал:   участвовал  в  битве  под  Эскамбраем, в освобождении провинции Санта-Клара,  в боях  на   Плайя-Хирон.  В какие-то моменты  Чичо казалось, что он оглох от непрерывного грохоте и никогда  не  сможет  петь,   играть  на  тресе.   Но  когда  кончалось  сражение,  командир батальона  подзывал Чичо и просил его спеть свои соны  уставшим бойцам. И Чичо пел. 
 
Примерно   к   этому   же   времени   имеет   самое  непосредственное  отношение  и   один документ, который Чичо вытащил из папки.
 
Это  была   маленькая  карточка,  свидетельствующая  о  том,   что  Хосе Ибаньес  успешно,   как  и   все  бойцы   революционной армии, сдал спортивные нормы типа комплекса ГТО. Он получил  это свидетельство в 85 лет и чрезвычайно гордится им.

Н. Ростовцева
 

Похожие новости:


Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Каталог статей » Стадион | Просмотров: 1007 | Автор: platoon | Дата: 7-04-2015, 11:39 | Комментариев (0) |
Информация
Комментировать статьи на нашем сайте возможно только в течении 1 дней со дня публикации.