RSS

Информационный сайт JohnnyBeGood

{mainv}
Глава III «кто есть кто»
Вечерними улицами баварской столицы они неторопливо шли на прием.
Пахло остывающим асфальтом, бензином, сигаретами.
Лукомский шагал впереди, разрезая толпу, Коля поспевал за ним, оглядываясь по сторонам и на ходу делясь впечатлениями.
Алхимов чуть приотстал. Только сейчас он почувствовал всю тяжесть испытанного за эти дни напряжения. Как всегда бывает, когда чего-то очень хочешь и желание осуществляется, наступает пустота, и все хлопоты, беспокойства, надежды кажутся пустячной суетой. И нет почему-то той радости, которая должна была прийти...
Отныне на четыре года часть его жизни, его деятельности, его мыслей и чувств будет подчинена новым требованиям. Возникла особая, неведомая ему доселе ответственность. Раньше он отвечал за себя, за свой предмет, за своих студентов, а теперь, пусть на самом узеньком участочке, но за всю страну.
Позже его быстрый, энергичный ум свыкнется с новизной, будет строить планы, придумывать обстоятельства, угадывать наперед ходы партнеров, избегать ловушек... Это все позже. Сейчас предстоящая работа виделась ему грандиозной, но как бы издалека.
Алхимов гонит прочь серьезные мысли. Их место занимают другие, тоже, впрочем, серьезные.
Когда после конгресса они вернулись в свой отель переодеться перед приемом, Алхимов и задержался-то в номере не больше получаса. И сразу же раздался телефонный звонок.
— Алло! — Снял трубку, недоумевая, кто бы это мог быть — Лукомский, Коля?
— Господин Алхимов? — услышал он неуверенный голос и, хотя по телефону голос у Наташи был другой, низкий и чуть глуховатый, сразу узнал ее.
— Это я, Наташа, я вас слушаю.
— Господин Алхимов...— Наступило долгое молчание, и он уже подумал, не прервали ли их.— Я звоню, чтобы попросить у вас извинения. Я нехорошо вела себя.
Опять настало молчание. Ох, уж эта Наташа!
— Что вы, что вы, — сказал он серьезно,— я ничего не заметил, за что вам следовало бы извиняться.
— Нет, я была невежливая. Извините меня,— сказала она после паузы.
— Извинить? За что?
— Что я не ответила на ваш вопрос и резко ушла.— Голос Наташи был еле слышен.
О господи! Он уже забыл о своей неудачной шутке. Но для нее, это, наверное, имело значение. Все же он сухарь, а еще преподает в институте, имеет дело с молодежью! Алхимов попытался объяснить Наташе, что пошутил, он ни минуты не сомневается в ее целомудрии и семейной верности и очень осуждает ее мужа за то, что тот ушел от нее, выражает надежду, что муж вернется, и так далее.
Наташа внимательно выслушала его, помолчала, потом сказала своим низким глуховатым голосом:
— Нет, он не вернется.
Алхимов не знал, что сказать. Время шло, надо было еще побриться, зайти за Лукомским, а он
стоял в расстегнутой рубашке, босой и вел этот нелепый разговор. Но не мог же он бросить трубку!
— Я подумала,— неторопливо объясняла Наташа, — что я ответила невежливо. Вы извинили меня?— В голосе ее послышалось беспокойство.
— Конечно, Наташа, конечно. Не будем об этом больше говорить. Вы идете на прием? — попытался он переменить тему разговора.
— Спасибо,— сказала Наташа,— Я вас увижу на приеме.
...И вот теперь воспоминание об этом разговоре не покидало его.
— И чего спешили,— ворчал Лукомский, хотя именно он всех торопил,— лучше бы соснули часок. Воцарилось молчание.
— Федор Иванович,— нарушил молчание Алхимов,— вы бы рассказали немного о моих будущих коллегах, о членах исполкома. Кто есть кто, так сказать.
Некоторое время Лукомский размышлял.
— Что ж, брат, это можно. Не всех, конечно, знаю, и не все. Но за восемь лет, естественно, перезнакомились, у многих дома побывал, Так что рассказать есть о чем. Ну, про Рота и Лусака ты в общем-то наслышан?
— Да, но про Лусака вы все же расскажите, он человек интересный.
— Что тебе сказать про него? — Лукомский задумчиво посмотрел на Алхимова. — Пожалуй, самые главные его черты — противоречивость и честолюбие.
Не всегда угадаешь, чего от него ждать. Знаешь, с каким вопросом он ко мне приставал одно время? — улыбнулся воспоминаниям Лукомский.— «Скажите,— спрашивает,— если б я переехал в СССР, меня бы назначили начальником департамента, а?» Я говорю: «Что вы, Лусак, вас бы министром сделали!». Он доволен, сил нет, прямо сияет, как ребенок: «Ну уж министром, но заместителем был бы неплохим, поверьте мне». Он ведь с чего начинал? Выгодно женился. Через пять лет свой завод, через шесть пароходную компанию купил, потом шахты, потом какие-то прииски в Африке. 
— А помимо дел с ним поговорить есть о чем?
— Потолковать с ним можно, мужик он остроумный, обожает всякие забавные истории. Хвастается, что прочитал «Капитал» и поэтому сумел сколотить капитал себе. Это одна из его любимых шуток. А вообще по части политики у него каша в голове: коммунизм, колониализм, маоизм — темный лес. Знает только категории: белые, черные, желтые, как олимпийские кольца. Есть достоинства бесспорные: фольклорную борьбу любит, искренне радеет за ее развитие. На ковре для него все равны, любимчиков нет, Щедр. Свой деньги на спорт не жалеет.
— А Дельфорж? — спросил Алхимов.
— Дельфорж — миллионер из Монако. Между прочим, граф. Получил медицинское образование. Мне говорили, что он прямо-таки светило в своей области, в хирургии. Но и бизнесмен будь здоров!
У него несколько собственных больниц, санаториев в разных странах. Недавно приобрел еще фармацевтическую фабрику. Все спрашивает меня, какие лекарства мне нужны. А мне не нужны...— Лукомский развел руками.— Пластырь разве что... Когда в огороде покопаюсь, все руки в ссадинах, смотри.
Он раскрыл свой огромные ладони.
— А Лундквист? — не дал уклониться от темы Алхимов.
—Лундквист... Я ни разу не видел его смеющимся. Сухарь, вернее, ледышка, айсберг. Да, пожалуй, айсберг точней: то, что на поверхности, безупречно, бело, а вот остальное — не знаю...
— Пойдемте, а? — поторопил Коля.— А то подчистят там столы, небось, прием-то а ля фуршет.
— Да, пошли, пошли,— поддержал его Лукомский.— Неудобно опаздывать.
Как на всех светских приемах, в большом зале царил обычный неспешный хаос. После первого стремительного броска к бесконечно длинному столу с множеством яств, неизбежной толкотни и коротких «разрешите», «извините», все разбрелись по залу с бокалом в одной и тарелкой в другой руке, кивками приветствуя друг друга, следя, чтоб тебя не задели, и осторожно обходя других.
К Лукомскому и Алхимову сразу начали подходить, поздравляя нового члена исполкома с избранием, с успехами советских спортсменов на Играх, банально расспрашивая о здоровье и прогнозах дальнейших соревнований.

Подошла Наташа, протянула запотевший стакан кока-колы...
— Ох, спасибо, Наташа. Вы прямо золото!
— Золотая медаль,— улыбнулась Наташа,— такая же круглая...
Алхимов невольно рассмеялся ее сравнению.
— Перестаньте заниматься самобичеванием, а то я вас отшлепаю!
— Я воспитывалась в закрытой школе. Там нас пороли. До четырнадцати лет. Очень больно.
— Ну и как,— спросил Алхимов,— помогло?
Наташа отрицательно качнула головой и посмотрела на него своими большими серыми глазами, в глубине которых затаилась непонятная тоска,
— Я... как у вас... у нас говорят, нескладная, и жизнь моя нескладная.
— Перестаньте, Наташа! — строго сказал Алхимов.— Все у вас должно быть хорошо, и не нойте. Все у вас хорошо!
— Нет, вы не знаете...
Но тут ее перебили. Подошел элегантный Дельфорж.
— Господин Алхимов, коллега Алхимов, позвольте теперь так вас называть, я рад, что вы пришли в нашу дружную семью. Конечно, на приемах принято говорить о более приятных вещах, но все же осмелюсь просить вас подумать об одном: не следует ли рассматривать кодеин как допинг? Я вот присматриваюсь, кое-какие эксперименты провел, у меня возникло сомнение. И еще: я никак не могу согласиться с венесузльским предложением считать массаж допингом. По-моему, это уже слишком...
Потом подошел Габерман; его румяное лицо лучилось. Чувствовалось, он искренне радуется за Алхимова. Поздравив, Габерман заговорил о взносах. По его мнению, пора ставить вопрос об увеличении ежегодных взносов. Кроме того, когда соревнования по фольклорной борьбе передает телевидение, за это или никто не получает денег, или организаторы. А надо, чтоб АЛФИ.
Следующим оказался Бутака. Задрапированный в золотисто-коричневое гранбубу, сверкая белозубой улыбкой, он еще издали махал рукой, а, приблизившись, долго и крепко жал Алхимову руку.
— Мы, африканцы, все голосовали за вас. Мы знаем, что всегда можно на вас рассчитывать. Лукомский показал себя настоящим другом. И я уверен, что вы будете таким же.— Бутака говорил по-французски и все время улыбался. Под конец он спросил Алхимова, нельзя ли устроить недельный семинар в Советском Союзе для африканских тренеров, повозить их, показать различные виды национальной борьбы.
Один за другим, выбрав момент, подходили делегата конгресса, члены исполкома, оргкомитета. В конце вечера у Алхимова болела рука от пожатий, голова — от шума, сигаретного дыма, громкой речи, напряженных бесед...
Зал постепенно пустел, пора было уходить. Они вышли на чистый, влажный после прошедшего
дождя воздух. Золотисто блестели лужи в спокойном свете высоких фонарей, пахло зеленью, неизвестными цветами, сырой корой. Под ногами скрипел мокрый гравий.
— Вот и кончился главный наш день,— удовлетворенно констатировал Лукомский,— хорошо поработали. И задание выполнили: ты член исполкома.
В отель вернулись в первом часу и, договорившись назавтра спать, сколько спится, разошлись по комнатам.
Еще подходя к своей, Алхимов услышал, что у него звонит телефон. Как ни спешил он с ключом, но, когда открыл, наконец, дверь, звонки прекратились.
Он неторопливо разделся, выпил запасенную еще с утра бутылку минеральной воды и готовился уже залезть под одеяло, когда телефон зазвонил снова.
— Алло,— тихо произнес он в трубку, будто мог кого-то разбудить в комнате.
— Извините, господин Алхимов, это Наташа. Я давно звоню, но вас все не было. Я не помешала вам спать?
— Нет, я только вернулся. Что-нибудь случилось?
— Ничего не случилось, господин Алхимов,— Наташа говорила еще тише и глуше, чем обычно.— Просто я хотела пожелать вам спокойной ночи. Это ничего? Вы не сердитесь?
— Нет, Наташа, спокойной ночи...
Алхимов медленно положил трубку на рычаг, и, улегшись в постель, погасил свет.

Журнал «Юность» № 10 октябрь 1976 г.

Оптимизация статьи - промышленный портал Мурманской области

Похожие новости:


Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Каталог статей, Олимпийские беспокойства | Просмотров: 2292 | Автор: JohnGonzo | Дата: 28-01-2012, 09:30 | Комментариев (0) |
Информация
Комментировать статьи на нашем сайте возможно только в течении 1 дней со дня публикации.