RSS

Информационный сайт JohnnyBeGood

{mainv}
А завтра…
Евгений Рубин

Подошли к концу трехмесячные хоккейные каникулы, каникулы, в которых на этот раз не меньше самих игроков нуждалась хоккейная публика,— минувший сезон доставил ей столько треволнений! Нервная, изнурительная борьба на чемпионате страны, где за золотую медаль до последнего дня сражались сразу три команды. Олимпиада, где победа была вырвана тоже в последний день и в матче, в котором наша сборная проигрывала 0 : 2 и 2 : 3. Второе — почетное для любой сборной, кроме нашей,— место на первенстве мира. А ЦСКА, не сумевший завоевать ни одного из главных призов сезона — ни Кубка, ни чемпионского звания...
И, наконец, были восемь матчей ЦСКА и «Крыльев Советов» с клубами НХЛ, клубами, чья игра до сих пор для нас, жителей Старого света, была окружена легендами...
И вот — новый хоккейный год. Год, фактически открывающий новую хоккейную эру, поскольку встречи с сильнейшими профессионалами Нового света становятся злобой дня. Уже в сентябре начнется турнир шести сборных, где вместе с нашей, шведской, чехословацкой и финской будут играть команды Канады и США. И те же имена профессионалов в списке участников первенства мира. Оно начнется значительно позже обычного — в конце апреля, специально для того, чтобы профессионалы смогли выставить лучших своих игроков.
Что же сулят хоккею, прежде всего нашему, постоянные контакты и постоянная борьба с профессионалами?
Нам только кажется, что мы теперь близко знаем, что такое канадский профессиональный хоккей на его высшем уровне. На самом деле у нас это знают немногие, человек пятьдесят, не более. Знают те, кто сам выходил на лед катков НХЛ и испытал, что это за штука, на собственных боках.
Вот что мне рассказывал о своих ощущениях Владимир Шадрин — один из самых мужественных хоккеистов нашей сборной за всю ее историю и к тому же человек, не склонный к крайним оценкам и преувеличениям.
— Есть одна сторона их игры, которую не увидишь ни с трибуны, ни даже со скамьи запасных.
Это силовые приемы. Мы сами обучены им с детства. Для нас они — способ выиграть борьбу за шайбу или, как у нас принято говорить, «отделить противника от шайбы». Отделил — и все в порядке, дело сделано. У них эта цель тоже есть, но есть и другая — по их игре такая же важная: причинить тебе боль, вогнать в тебя удар всей массы собственного веса, помноженной на ускорение. А масса у иного — под центнер, и норовит он разогнаться получше, когда врезается в тебя. И клюшку для устрашения старается держать наперевес на уровне твоих глаз или горла. К такому нелегко привыкнуть. А у них это в крови, они так воспитаны, они на том стоят.
О том, как выиграли две наши команды суперсерию у восьми клубов НХЛ, написано много. И о преимуществах той и другой хоккейных школ — тоже.
Писалось, что наши превосходят их в маневренности, а они нас — в искусстве броска, что наши играют более разнообразно, а они лучше действуют при добивании шайбы. Все это верно, все важно. И тем не менее без того, о чем рассказал Владимир Шадрин, трудно оценить качество нашей победы по достоинству.
По ту сторону океана успех наших команд имел оглушительный резонанс, куда больший, чем удачная игра сборной СССР в двух прошлых сериях матчей с профессионалами — со сборной НХЛ в 1972 году и сборной другой профессиональной лиги — «Всемирной хоккейной ассоциации» — в 1974 году. И тогда сила европейского хоккея удивила канадских знатоков. Но тогда нашлись «объективные» причины: во-первых, игры состоялись ранней осенью, когда канадцы обычно лишь начинают готовиться к сезону, а значит, не успевают еще войти в форму, во-вторых, сборная команда — вещь для профессионалов непривычная и малопонятная. Вот если бы играли не сборные, а клубы, тогда...
Теперь все встало на свои места. «Смягчающие вину» обстоятельства отпали. Однако на родине хоккея это лишь усилило жажду реванша. К тому же и в коммерческом отношении контакты с европейцами оказались для НХЛ выгодны: стадионы переполнены, телевидение готово закупить матчи оптом и в розницу, не торгуясь.
Помните знаменитую фразу, которую произнес во время серии в 1972 году Николай Озеров и которую долго потом повторяли все, кто шутя, кто всерьез: «Такой хоккей нам не нужен...». Теперь носивший еще недавно теоретический характер вопрос: играть или не играть — разрешился как бы сам собою. Играть — и обратной дороги нет. Сентябрьский турнир, венское первенство мира, а затем новые турниры и новые чемпионаты. Хоккейный караван, шедший десятилетия проторенным руслом, меняет курс.
Курс этот надо прокладывать заново, ибо прошлые, пусть совсем еще свежие в памяти победы, не являются ни малейшей гарантией побед будущих. Не в счетах и подсчетах тут дело и не о них речь. Лучше припомним сравнительно недавнюю историю.
22 года назад наш хоккей впервые познакомился с канадским, правда, любительским, но тоже считавшимся в Европе не просто сильным, а непобедимым. И в первом же матче первого для нас чемпионата мира мы выиграли у канадцев и завоевали золотые медали. Две зимы спустя — опять победа и опять золотые медали, на этот раз — олимпийские. Затем... несколько лет неудач в играх с канадцами. Те неизменно на первенствах мира оставляли нас у себя за спиной. А в шестьдесят третьем успехи вернулись.
Тогдашние тренеры нашей сборной трезво взвесили все достоинства и недостатки канадского хоккея и определили, какие из этих достоинств стоит нам позаимствовать, чтобы обогатить свою игру. А теперь попробуем с этих позиций взглянуть на игры новогодней серии. Попробуем поставить перед собой два-три таких, например, вопроса. Что было бы, если бы не нашим двум клубам пришлось играть с восемью командами НХЛ, а, наоборот, их двум клубам с восемью нашими? Ну, скажем, «Филадельфия Флайерз» и «Монреаль Канадиенс» играли бы не только с ЦСКА и «Крыльями Советов», но и с горьковским «Торпедо», ленинградским СКА, новосибирской «Сибирью». Или иной вариант: восемь их клубов — против восьми наших? Или, наконец, та же серия, только «Крылья Советов» выступают без спартаковцев В. Шалимова, В. Шадрина, А. Якушева и Ю. Ляпкина?..
Признано: профессионалы чаще и сильней наших бросают шайбу, что доказано цифровыми выкладками. Скажем, во время игры «Монреаль Канадиенс» — ЦСКА по нашим воротам было сделано 38 бросков, по канадским —13. Признано и другое: мчащегося по льду профессионала трудней сбить силовым приемом с ног, чем нашего игрока. Можно, вероятно, назвать еще какие-то стороны игры, где преимущество на стороне канадцев. Но это в данном случае ни к чему, хватит и перечисленных.
Откуда же эта разница в количестве и качестве бросков? А вот откуда. Искусством броска обязательно владеет каждый профессионал, владеет так же прочно, как поступивший в математический вуз школьник основами алгебры и геометрии. У нас же даже в самой сильной команде, не исключая и сборной, существует деление на «умеющих бросать» и «не умеющих бросать». Так же обстоит дело и с устойчивостью перед силовыми приемами. В командах НХЛ конькобежная техника поставлена так же, как техника владения голосом у выпускника консерватории. И опять же у нас даже в сборной хоккеисты делятся на хороших, посредственных и плохих конькобежцев.
Мы видели восемь клубов НХЛ — одни были посильней, другие послабей. У того моложе состав, у этого лучше тренер, у того больше «звезд», у этого интересней построена игра. Все команды разные.
Но всех роднит одно — «школьное воспитание» любого игрока, от «звезды» до статиста, безупречное. Отсюда парадоксальная ситуация: в канадском хоккее, где «звезды» превознесены до небес, где они в центре всеобщего внимания, где на их именах держится реклама, где эти имена окружены чуть ли не божественным ореолом, разница между самими яркими «звездами» и средними игроками менее заметна и ощутима, чем между «звездами» и хоккеистами средней руки у нас, в хоккее, который во главу угла поставил коллективность и в котором само это понятие «звезда» употребляется нечасто и обязательно в обрамлении кавычек.
Когда-то, начиная состязание за мировое первенство с канадскими любителями, мы тоже отставали от них во многих технических дисциплинах. И сумели догнать их не только потому, что изучили эти дисциплины и ввели их в курс обучения сильнейших хоккеистов. Ни того, ни другого нашим тренерам бы не сделать, если бы в стране не появилось достаточно искусственных катков и во главе лучших клубов не встали бы образованные специалисты. То был фундамент, на котором возводилось здание будущих успехов. Он оказался прочным. Сегодня по постановке дела наш большой хоккей не уступает и канадскому профессиональному, оттого и соревнование с ним началось успешно.
Но — так уж получилось — этот самый большой хоккей убежал далеко вперед от своих тылов — от хоккея юношеского и детского. Потому и видится нам «школьное образование» канадцев безупречным, что сами мы по постановке «школьного» дела в хоккее от них отстаем.
«Школа» — понятие обширное. Креме всего прочего, оно включает и такие вещи, как хорошие школьные здания и современно оборудованные классы, учебники и наглядные пособия. Здесь и квалификация учителей, и начальный возраст школьников, и еще многое. И какую бы сторону дела мы ни взяли; повсюду у нас ощущается дефицит. Проблемы искусственного льда для двух десятков лучших команд страны не существует вовсе. А 12—13-летние ребята, носящие форму тех же команд, видят этот лед разве что по телевизору: лед дворцов спорта — на вес золота, его аренда стоит тысячи, а простых открытых искусственных катков нет почти нигде.
И возможности ребят играть и тренироваться целиком зависят от капризов климата, который иногда сводит к двум-трем месяцам зиму в таких хоккейных центрах, как Ленинград или Латвия. Наши фабрики спортивного инвентаря научились делать приличные клюшки, коньки, ботинки, но лишь в том количестве, какого хватает на те же полтора десятка лучших команд. Детям же, скажем, семи-восьми лет просто не в чем выйти на хоккейный лед, нечем вооружиться, выходя на этот лед, ну, а уж о защитном снаряжении, которое детям еще более необходимо, чем взрослым, они не смеют и мечтать.
Вот и начинается «школьное образование» подавляющего большинства наших хоккеистов в том возрасте, когда их сверстники из-за океана уже начали изучать «иксы» и «игреки», морфологию и синтаксис. Кому-то наверстать упущенное помогает природная одаренность, кому-то счастливая встреча с талантливым тренером, кому-то недюжинное трудолюбие. Но многие так и остаются недоучками. Поэтому что научить взрослого труднее, чем ребенка.
Еще труднее его переучить, исправив неверно усвоенную во дворе технику броска, неправильно поставленную конькобежную «походку».
...Знаменитый клуб НХЛ «Филадельфия Флайерз» еще несколько лет назад пребывал во мраке неизвестности. Его тренер Фред Широ охотно рассказывает, что, пока его коллеги на всех перекрестках трубили о превосходстве канадского хоккея над европейским, он изучал наш опыт организации игры и тренировок и многое применял в своей работе. Теперь, поближе
познакомившись с клубами НХЛ, мы смогли убедиться, что у Широ нашлись последователи — тренеры команд «Буффало Сейбрс» и «Нью-Йорк Айлендерс».
Тактические ходы этих команд куда чаще напоминают те, что используются у нас, чем привычные их близким соседям, тому же «Нью-Йорк Рейнджере» или «Чикаго Блэк Хоукс».

Понятно, перестроить тактику и методы тренировок — дело менее сложное, чем реорганизовать юношеский и детский хоккей, обеспечив его искусственным льдом, знающими тренерами, хорошими коньками и клюшками. Но что поделаешь — надо. Канадские профессионалы, почти столетие считавшие себя единственными пророками хоккейного бога и пребывавшие в гордой самоизоляции, вышли сейчас на мировую арену, вышли не на год или два, а всерьез и надолго. И победа над ними в последней суперсерии, как она ни приятна,— лишь аванс будущих побед и, как всякий аванс, требует гарантий и обеспечения.

Журнал «Юность» № 8 август 1976 г.

Оптимизация статьи - промышленный портал Мурманской области

Похожие новости:


Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Каталог статей, Мои статьи | Просмотров: 2199 | Автор: JohnGonzo | Дата: 3-02-2012, 11:36 | Комментариев (0) |
Информация
Комментировать статьи на нашем сайте возможно только в течении 1 дней со дня публикации.