RSS

Информационный сайт JohnnyBeGood

{mainv}
Часть 1. Мы сделали это! 11. Не забывай: «Наша родина – СССР!»
Сейчас надо было бы написать: «После отъезда французской делегации наша жизнь пошла обычным чередом!» На самом же деле, обычным чередом она отнюдь не пошла, а наоборот, пошла череда неожиданных и не очень приятных (по крайней мере, для меня!) событий.

Во-первых, на второй день после отъезда французов, меня вызвал начальник городского отдела КГБ и устроил жуткий разнос за то, что я, как ответственный за прием иностранной делегации, вначале не счел нужным явиться к нему на инструктаж, а потом не согласовал с ним маршрут движения нашего автобуса из пансионата «Шахтер» в город Жуковский. В результате этого моего преступного недосмотра, иностранцы были какое-то время неконтролируемы и, проезжая мимо такого режимного объекта, как инженерный корпус ЦАГИ, могли выведать наши военные тайны и нанести, таким образом, урон обороноспособности нашей Родины!

Он так серьезно и долго меня отчитывал, что в конце нашего разговора я уже чувствовал себя почти пособником иностранных разведок и был просто счастлив, что меня («на первый раз») отпустили!

Во-вторых, мое институтское руководство, в лице начальника лаборатории, в которую входил мой сектор, вместо ожидаемой мной благодарности за организацию достойной встречи французской официальной делегации, даже не встретившись со мной, совершенно неожиданно объявило мне выговор за прогул семи рабочих дней без уважительной причины (хотя, на работе я честно предупредил о моем предстоящем отсутствии, и всем было известно, чем я занимаюсь).

Конечно, можно было бы пожаловаться на эту несправедливость вышестоящему начальнику, с которым у меня были прекрасные отношения, но я так разозлился, что решил уволиться. Как оказалось впоследствии, очень вовремя! ЛИИ, как научный институт, вскоре прекратил свое существование.

И, наконец, в третьих.

Мой сподвижник и теннисный ученик Слава Беляев, еще недавно - член нашего «Оргкомитета», обиженный несправедливым на его взгляд распределением французских подарков, провел активную подпольную агитационную работу среди той части членов клуба, которые в силу разных причин самоустранились от участия во встречах с французами (хотя, никто никого в общении с ними и не думал ограничивать!).

Вдруг оказалось, что многие обижены на меня за недостаточное внимание к «рядовым членам» нашего теннисного Клуба, за то, что я, вместо них, привлек к организации приезда французов людей со «стороны» (то-есть, Фалеева и Наумова, без которых этот их приезд вообще бы не состоялся, да еще какого-то Семенова!), и теперь они, наверняка, займут их «законные» места, как членов Клуба, при ответной поездке во Францию.

В результате Беляев, неожиданно для меня и для тех, кто меня поддерживал, организовал собрание теннисного Клуба и, играя роль защитника интересов «рядовых членов», устроил все так, чтобы Председателем выбрали его. Видимо, он думал, что в этом случае руководство процессом формирования делегации для столь желанного ответного визита во Францию будет в его руках.

Потом уже выяснилось, что не приняв никакого участия во встрече французской делегации, и сообразив, что иным путем ему во Францию не попасть (а очень хотелось!), Беляева к указанным выше действиям активно «подзуживал» Вайковский, и после «успешно» проведенного собрания Клуба, горячо убеждал его «взять всю власть в свои руки!»

К счастью, французы о наших пертурбациях ничего не знали. И я думаю, если бы они узнали, что к ним поедем не мы, которые их здесь встречали и проводили с ними все свое время, а какие-то другие люди, то никакого приглашения бы не было. Ведь они здесь общались и подружились не с каким-то абстрактным «Клубом», а с конкретными людьми!

Между тем, мне пришло приглашение от Дерьена, в соответствии, со списком, который мы с ним согласовали на заключительном банкете, и я показал его Беляеву.

Для исключения ненужных осложнений, я предложил ему список не менять и о наших «перевыборах» Дерьену ничего не говорить. Пусть они думают, что у нас все осталось по-прежнему и считают Председателем Клуба меня. А чтобы он не очень из-за этого переживал, я предложил ему взять с собой жену. Это был мой козырной ход. Зная Славу как классического подкаблучника, я был уверен, что для ублажения своей ненаглядной Аллочки, он согласится на все!

Так и договорились, но за свое согласие Беляев, видимо, в знак благодарности за поддержку своей кандидатуры на собрании, все же выторговал у меня включение в состав делегации Вайковского. Тот же, в свою очередь, используя авторитет Игоря Волка, вынудил меня зачем-то взять во Францию все того же оператора Викулина с видеокамерой.

После завершения этой «торговли» мне пришлось вступить в переписку с Дерьеном и просить его пригласить еще трех человек. Он, конечно, пошел навстречу и прислал дополнительное приглашение.

Таким вот, непростым путем удалось сформировать группу для ответной поездки во Францию, в которую, вопреки пожеланиям и к удивлению «рядовых членов» Клуба, выбравших на волне очень популярной тогда демократии Беляева Председателем, вошли, все же, все те люди, которых пригласил Дерьен.


Оптимизация статьи - промышленный портал Мурманской области

Похожие новости:


Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Каталог статей, Как мы дружили с французами | Просмотров: 2609 | Автор: Борис Кантор | Дата: 31-07-2010, 06:24 | Комментариев (0) |
Информация
Комментировать статьи на нашем сайте возможно только в течении 1 дней со дня публикации.