RSS

Информационный сайт JohnnyBeGood

{mainv}
«Я командовал, как рулевой...»
Кандидат медицинских наук Леонид Давидович Гиссен — бывший гребец, многократный чемпион Европы, член экипажа знаменитой в пятидесятые годы восьмерки «Крыльев Советов».
Сейчас он заведует лабораторией спортивной психогигиены Всесоюзного научно-исследовательского института физической культуры.
Публикуем беседу с ним, которую ведет журналистка Алла Горская.
— Леонид Давидович, помогите, прежде всего, разобраться в терминологии. Что такое спортивная психогигиена? Самостоятельная наука или психотерапия, приложенная к спорту?
— Еще двадцать лет назад не было даже такого термина. В конце пятидесятых, когда я кончал мединститут, сотрудничество психиатров в спорте казалось вообще дикостью. Откуда здесь, где сплошная сила духа и здоровье, мы найдем себе пациентов? Рассуждение примитивное, потому что сама семантика слова «психогигиена» предусматривает профилактику, а не лечение. Гигиену, а не терапию. Конечно, нам, психиатрам, поначалу приходилось экспериментировать на спортсменах...
— А именно?
— Был такой врач-психиатр Шультц, который в тридцатые годы разработал самую разумную из всех европейских методик самовнушения. Он съездил в Индию, изучил систему йогов и взял за основу несколько ее приемов: сосредоточение, образность представления... Тогда уже увлекались лечебным сном, но его система гипнотического сна отличалась тем, что все ощущения, которые должны сопровождать этот процесс, пациент вызывал в себе сам. Шультц назвал свою методику аутогенной тренировкой, подчеркивая, что пациент сам влияет на себя. Спустя тридцать лет тренеры и врачи попробовали это «изобретение» на боксерах. Но, увы, выходя на ринг сразу после сеанса аутотренинга, боксер не успевал очухаться, как получал нокаут.
— Почему?
— Вот и психиатры себя о том же спрашивали.
А потом дошло: у Шультца действовала так называемая формула тяжести. И после того, как спортсмен накачает себя: «Мои мышцы наливаются тяжестью, моя рука тяжелая, я чувствую тяжесть во всем теле...» — он так раскиснет, что потом должен пару дней приходить в себя.
То, что эта система в чистом виде нам не подходит, было ясно хотя бы из того, что на обучение шести формулам Шультц отводил девять месяцев. Сроки для спортсменов неприемлемые. Но после случая с боксерами стало ясно, что менять надо и самые принципы.
— А как вы вообще обратились к спортивной психогигиене?
— Я спокойно трудился себе в Институте психиатрии и постепенно отдалялся от спорта. Разве что ходил по-прежнему на традиционные встречи «стариков» из нашей восьмерки. Там мы всегда и довольно однообразно подкалывали Женю Самсонова, который стал старшим тренером сборной страны по академической гребле. Ну и я тоже, естественно, наседал: где же классная восьмерка, преемник былой славы?.. В один прекрасный день ему это, видно, надоело, и он обиделся: издеваться-то, дескать, легко, а ты вот, поди, сам попробуй.
Все с этого и началось.
Правда, еще в бытность свою гребцом я постоянно искал, за счет чего можно скомпенсировать собственные физические недуги. И, в конце концов, пришел к мысли о самовнушении, саморегуляции. — Значит, в самом начале вы экспериментировали на себе?
— Значит, так.
— И успешно?
— Дело в том, что с детства у меня был резко ограничен репертуар удовольствий. В снежки поиграл — кашель. Искупался — пневмония. Длинный, худой, слабый; легкие никуда, бронх поврежден. «Ну, ты, хиляга, мы пошли купаться, а ты тут посиди...» Не слишком приятно было слышать подобное. И тогда я наплевал на все: какая разница, все равно болею каждый месяц — и стал заниматься спортом. Врач посоветовал греблю — для легких полезней всего. Но в спортивное общество меня не взяли: в лодке, сказали, команда, кому захочется возить тебя, слабака. С горя я устроился в Освод и летом патрулировал по Измайловским озерам.
Кашель меня все колотил по-прежнему, а вообще я окреп и опять пришел в греблю. Хотя на этот раз меня приняли, но комплекс остался, и я все время думал, что за спиной обо мне говорят как о «пассажире»... Мне надо было стать явно сильнее других, чтобы победить эту неуверенность. А тут моя любимая гребля наградила меня еще одним подарочком, уже профессиональным. В один памятный день я не смог ни согнуться, ни разогнуться. Радикулит скрутил меня как раз накануне первенства Европы. Разогнула меня профессор Зоя Сергеевна Миронова, известный каждому спортсмену травматолог Мне хотели делать операцию на позвоночнике, но она сказала: «Не дам!» — и отправила меня на чемпионат с тремястами граммами новокаина в поясничной области. В Амстердаме на гребном канале Басбаан наша восьмерка показала тогда рекордное время —5 минут 53 секунды. А перед стартом меня раскладывали на кушетке, один садился на ноги, другой на плечи, и поливали спину хлорэтилом, как приказала Миронова, пока мышцы не покроются инеем, не задубеют, как деревяшка.
После этого я и начал искать спасение в саморегуляции.
— Но ведь в то время никаких методик и систем еще не было?
— На Западе уже занимались тогда аутогенной тренировкой, но я-то ничего не знал, и до всего приходилось доходить своим умом. Я копался в библиотеке деда-психиатра, вечерами сидел на кафедре психиатрии мединститута — это было еще до того, как я стал студентом-медиком! Дыхательную гимнастику, например, начал осваивать, когда еще и не слышал о дыхательной системе йогов. Меня научил яхтсмен Александр Чумаков. Он был чемпионом страны и с высоты своего опыта любил учить всяким премудростям. Посоветовал вдыхать в несколько приемов, дробными дозами и выдыхать в три-четыре порции, чтобы полнее вентилировать легкие. Я попробовал в тренировке — ничего не получилось, дыхание сбивается, рассеивается внимание. Решил разучивать дома. Или на улице. По нескольку раз в день. Я верил в это упражнение и потому добился с физиологической точки зрения чуда: хотя часть легкого была у меня отключена от активного дыхания, на медосмотрах, «дуя в кастрюлю», я поднимал спирометр, как все,— на шесть тысяч миллилитров.
— Но неужели одной уверенности достаточно, чтобы заставить организм работать так, как нужно?
— Уверенность вообще — великое дело. Существует даже такая тренерская уловка. Если спортсмен раскис, тренер ему в сторонке многозначительно шепчет: «У меня в запасе есть секретное оружие. С ним Коля два года назад всех скандинавов победил. Пробивайся в финал, а там я тебе такую штуку дам, мне когда-то из Аргентины привезли». После чего тренер бежит в ближайшую аптеку и покупает глюкозу или кальцекс, оборачивает импортной бумажкой и держит в кармане до дня финалов. И если спортсмен по-прежнему смотрит на тренера с мольбой во взоре, «чудодейственная» таблетка пускается в ход. И очень часто приносит пользу.
Психологический эффект «плацебо» («пустышки») известен медицине. Считают, что реальный плацебоэффект может быть выражен даже сильнее, чем действие настоящего стимулятора. Но каждая медаль имеет две стороны: спортсмен начинает больше уповать на заграничную таблетку, чем на тренировки...
А без тренировок все равно ничего не получится. Это относится и к аутогенной тренировке. Саморегуляции нужно учиться так же, как гребле или плаванию.
Давайте, чтобы было понятней, танцевать от Сеченова. Он доказал, что мысль всегда заканчивается движением, управляет им. То есть конечный пункт мысли и эмоции — мышца. Импульс, идущий от мозга к мышце,— это путь для реального выполнения движения. Поэтому движение можно разучить мысленно, создав его правильный образ. Надо научиться вызывать этот образ перед глазами, четко представляя, какие процессы происходят, обязательно происходят в твоем организме.
Известен такой случай. Один больной около года был замурован в гипс из-за повреждения позвоночника. Когда пришло время снимать корсет, врачи, конечно, предполагали, что его мышцы без работы стали дряблыми, атрофичными. Можно себе представить их изумление, когда они увидели перед собой не безжизненное тело, а настоящего атлета. Оказывается, этот больной по совету друга, психиатра, ежедневно по нескольку часов мысленно занимался спортом. В понедельник «катался на велосипеде», во вторник — «плавал», в среду — «играл в теннис»...
— И такой мысленной «физкультуре» можно научить каждого?
— Без исключения. Для этого нужны две вещи. Сосредоточиться, но так, чтобы действительно ничто не отвлекало. Это, учитывая режим нашей жизни, трудно (вот почему европейцу, строго говоря, нет смысла пытаться до конца постичь йогу). И второе — надо очень хорошо знать себя, каждую мышцу в ее связи с другими мышцами. Лишь тогда можно себе реально представить каждую деталь своего движения: как вы крутите педали, как держите ракетку.
— А были у вас в практике случаи, когда из среднего спортсмена вы при помощи саморегуляции делали чемпиона?
— Это практически невозможно. У спортсмена прежде всего должны быть физические данные для рекордов. Должны быть потенциальные возможности. Выявить их — моя первая цель. И, во-вторых, я помогаю спортсмену обрести уверенность в себе, в своих силах. Я убежден, что при примерном равенстве сил побеждает тот, кто в решающий момент лучше владеет собой, увереннее управляет своей психикой. Заставить себя превозмочь страшную усталость, тяжесть, сделать сегодня то, что вчера еще казалось невозможным,— вот высший класс.
— С чего вы начинаете?
— На вводной беседе, чтобы ребята мне поверили, я сразу показываю несколько приемов, очень простых. Найдешь кого-нибудь с холодными руками: а ну-ка, попробуй согреться! Он будет пыжиться, но обычно безрезультатно. Тогда я говорю:
«Представьте, что вместо руки у вас большой стеклянный шприц. Вы видите, как по прозрачному цилиндру поршень гонит кровь, она доходит до ладоней, до кончиков пальцев, распирает кожу, проходит сквозь нее, руке горячо...» Опрашиваю — почти все ощущают жжение ладоней, даже пот выступает. А потом учу, чтобы вызывали эти образы сами.
— И каждый может отчетливо представить себе все, что требуется? Даже при недостатке воображения?
— Каждый. Только человеку, более тонко организованному, на это понадобится пять минут, а другому — два часа.
— А что дают такие упражнения?
— Помните, я говорил вам про формулу тяжести?
Так вот, тяжесть мы заменили теплом. И то и другое нужно для расслабления организма. Расслабление — для отдыха, отдых — для восстановления сил.
Но если тяжесть давит, то тепло, расслабляя мышцы, сохраняет бодрость.
— Хотелось бы понять, как, каким образом все это достижимо?
— Наша центральная нервная система имеет определенный уровень бодрствования. Информация поступает в нее по двум каналам: внешнему и внутреннему. Внешняя информация — это понятно. А внутренняя — это те импульсы, которые идут от мышц к мозгу (отражение первоначальных импульсов, о которых я уже говорил,— от мозга к мышцам). Попробуйте сосредоточиться. Вы не сразу услышите, как к вам обращаются, не заметите, что происходит рядом. То есть снижается поток внешней информации. Расслабьте мышцы — уменьшится поток внутренней информации. А если сосредоточиться на расслаблении мышц...
— Исчезнут оба потока?
— Правильно, что, в свою очередь, гасит бодрствование нервной системы. Наступает глубокая дремота, мы называем ее аутогенетическим погружением. И когда спортсмен расслабляет мышцы «до консистенции киселя», как мы говорим, он ощущает, как раскрываются все его мышечные «поры». Мышцы при этом будут интенсивно напитываться кровью, и клетки быстро восстановятся. Чем глубже аутогенетическое погружение, тем эффективнее активизация.
— А как спортсмен приводит себя в состояние боевой готовности?
— Способом, противоположным расслаблению: надо вызывать жестокий, собачий озноб. Представить себя под ледяным душем. Одна из моих учениц нашла великолепное определение: «Волосы на руках остекленели». Каков образ: каждый волосок превратился в сосульку и позванивает. Такой холод мертвого поднимет.
Как-то на сборах в Цахкадзоре чудеса активизации показывала Турищева. В зале сплошняком стояли раскладушки. Все мягко, амортизирует. А Люду, как катапультой, выбрасывало с брезента.
— Подведем итог: саморегуляция в любом случае помогает спортсмену улучшить результат. Да?
— Не в любом. Лишь в том случае, если у него есть форма, а мешают какие-то побочные «грехи».
Таким грехом у гребчихи Геновайте Ромашкене был невысокий темп. Между тем у спортсменки великолепные данные, прекрасная техника, высокая подготовленность. Но вот 24 гребка в минуту казались пределом, за который никакая сила в мире не могла ее перетащить. Это уже стало просто психологическим барьером. Я занимался с ней больше месяца, потому что из-за «прострела» — межреберной невралгии — Ромашкене не могла ходить на тренировки.
Два раза в день, ежедневно, она приходила ко мне в кабинет и повторяла одно и то же: «Моя рука теплая, я чувствую приятное тепло во всем теле»,— и так далее. Потом наступало аутогенетическое погружение, в котором мысленно гребчиха выходила на дистанцию. Я командовал, как рулевой, заставлял делать ее не двадцать четыре, как она привыкла, а сорок гребков в минуту. И вот прямо видно было: на лице — страшное напряжение, а сама неосознанно
имитирует все движения гребца в заданном мной темпе: раз-два, раз-два. Сорок гребков... «Проходя» дистанцию таким вот образом ежедневно, Ромашкене раскрепостила себя. Она убедилась, что ей доступно что-то большее, чем прежде, потому что буквально видела себя в лодке, видела, как идет именно с этой скоростью. Уходила из кабинета взмыленная. А когда поправилась и после нескольких тренировок на воде вышла на европейские соревнования, то прошла дистанцию с немыслимой для себя раньше скоростью — тридцать гребков! — и стала чемпионкой Европы.
— Надолго ли закрепляется то, чему вы учите?
— Для многих саморегуляция входит в привычку. На всю жизнь. Научился в спорте владеть собой — всегда пригодится. Я и сам — часто уже подсознательно — постоянно использую эти навыки. Например, я недавно отнес в издательство «Молодая гвардия» рукопись — написал о спорте, о своей науке. Словом, как раз о том, о чем мы с вами говорили. Это мой первый литературный опыт, но написал книгу я в один присест. Так же, как делаю все остальное: сосредоточившись на одном.

Журнал «Юность» № 7 июль 1976 г.
 

Похожие новости:


Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Каталог статей, Мои статьи | Просмотров: 2605 | Автор: JohnGonzo | Дата: 3-02-2012, 12:22 | Комментариев (0) |
Информация
Комментировать статьи на нашем сайте возможно только в течении 1 дней со дня публикации.