RSS

Информационный сайт JohnnyBeGood

{mainv}
Двенадцатый чемпион
А. Рошаль

— Когда я праздновал свое пятидесятилетие, то не мог предположить, что через три дня — 23 мая 1951 года — родится шахматный гений.— Эти слова президента ФИДЕ экс-чемпиона мира доктора Макса Эйве потонули в «девятом вале» аплодисментов зрителей, собравшихся на торжественное закрытие финального матча претендентов. Анатолию Карпову, победившему Виктора Корчного и бросившему перчатку Роберту Фишеру, вручались призы, говорились теплые слова. На него были нацелены кино- фото- теле- пушки, интервью или хотя бы автограф спешили взять не только профессиональные журналисты, но даже его коллеги-гроссмейстеры. Эйве  все хотел сфотографироваться с Карповым «на память», а потом, словно подтверждая достоверность своих, быть может, даже слишком сильно сказанных, слов, взял из рук какого-то любителя молодежный журнал «Смена» и через всю обложку, размашисто написал: «Это — портрет шахматного гения».
 
Среди всего этого блеска и суеты, казалось, недвижными оставались только два человека. Они изредка взглядывали друг на друга блестящими, чуть повлажневшими глазами, будто глубже уходили в себя. Когда их кто-то «выдал», родителей Анатолия сразу же взяли в плен журналисты. Ответы их были скупы.
 
Отец: «Надо всегда верить в своего сына». Мать: «Он опять похудел...» И только поздним вечером за праздничным столом на подмосковной даче, где Карпов прожил весь матч и где теперь сидели самые близкие ему люди, вдруг утих радостный гомон, и отец начал вспоминать. ...А я смотрел на Анатолия и думал, что обстановка да рано пришедшая взрослость не позволяют ему сейчас забыть обо всем и положить матери голову на плечо. (Года четыре назад, когда я гостил у них в Туле, мать его мне сказала: «Он только с виду такой строгий, а вообще — ласковый. На кухню придет так просто, поцеловать меня».)
 
...С шахматными фигурами Анатолий познакомился года в три, наблюдая постоянно, как отец играет с приятелями. Евгений Степанович Карпов не спешил учить сына всерьез и ознакомил с правилами; которые тот, собственно, уже знал, лишь в четыре года. Правда, Толик вскоре приболел, и мать отобрала у него шахматы.
 
— А потом испугалась и сама же вернула, — словно оправдываясь, говорит Нина Григорьевна. — Смотрю, у него глаза в потолок и, ей-богу, коней в уме передвигает. ...Подрос, и друзья привели упирающегося Карпова в шахматный кружок Дворца культуры уральского города Златоуста. Толя был маленького роста, и ему под ноги, устававшие болтаться, ставили скамеечку, а на стул, чтобы уравнять со взрослыми соперниками, клали подушку. Зато по лестнице спортивных разрядов он прыгал с невиданной до того скоростью: семь лет — третий разряд, восемь — второй, девять — первый! В одиннадцать лет Карпов уже становится кандидатом в мастера, в пятнадцать — сразу на два очка перевыполняет норму мастера спорта. Имя восемнадцатилетнего Анатолия Карпова занесено в Книгу почета ЦК ВЛКСМ «За волю к победе и высокое спортивное мастерство, проявленные на чемпионате мира по шахматам среди юношей». За несколько дней до этого в кабинете Евгения Степановича Карпова зазвонил телефон, и он услышал голос жены: «Только что передали по радио... Наш Толик там, в Стокгольме...» Она заплакала, да и у отца запершило в горле от счастья. Сын стал чемпионом мира среди юношей.
 
(«Вот когда только я прочно вошел в шахматы и понял, что пути назад уже нет», — признается Карпов.)
 
Сегодня Анатолий Карпов — один из лучших в Ленинградском университете. Студент четвертого курса экономического факультета за все время обучения «ухитрялся» лишь дважды получить хорошие оценки, остальные у него, разумеется, отличные. Это при постоянных разъездах, участиях в соревнованиях... Словом, не за одни только спортивные успехи был он избран делегатом XVII съезда комсомола, а потом и членом Центрального Комитета ВЛКСМ.
 
Мир его интересов весьма широк — здесь и театр, который он очень любит, и легкая музыка, и, конечно, книги. Рядом с комплектом шахмат, со спортивным «обмундированием» на столике в его комнате можно увидеть и книгу Михаила Зощенко, и «Студенческий меридиан», и специальный журнал с репродукциями величайших произведений живописи из лучших музеев мира. Едва ли не главным его увлечением, если можно так выразиться, «хобби № 1», уже давно стали марки. В коллекции завзятого филателиста не один десяток тысяч экземпляров, тщательно подобранных по темам спорта, искусства...
 
Знаменитый французский просветитель Вольтер сетовал: «Я употребил на шахматы, пожалуй, больше времени, чем на какое-либо другое дело. Я их люблю, увлекаюсь ими, а отец Адам, этот тупица, постоянно меня обыгрывает без всякого сожаления». Да, своеобразны шахматные способности, и даже разносторонне одаренные люди, которым по плечу многие большие дела, далеко не всегда могут добиться успеха в этой игре. Карпов — я абсолютно убежден в том — мог бы стать не только большим шахматистом. Убежденность свою я вынес из давних и постоянных наблюдений, когда каждый раз (с симпатией или даже с раздражением — бывает ведь всякое!) непременно мелькало: ну и светлая же голова! И не мог и, наверное, не смогу отделаться от постоянных сравнений его с Михаилом Талем. Таль и анти-Таль. Тот непонятен своей сложностью, этот — простотой, у того частокол обострений, у этого все округло и гармонично. Так и в жизни, так и в игре.
 
— Михаил Таль однажды сказал, что я исповедую шахматный реализм. Вероятно, он прав. Рискованная игра в стиле шахматных мушкетеров нравится любителям острых ощущений, но мне она не по душе, — сознается Анатолий. — Я всегда старался трезво оценивать свои возможности и не ломать себя. Мне приятно было смотреть партии Таля, но я знал, что стиль его не для меня. Я же хотел найти в шахматах что-то свое. Карпов, восхищаясь способностью Таля лихо и безрассудно атаковать, тем не менее «доволен своей рассудительностью» (именно так он мне сказал).
 
— Дело в том, что тот, кто идет по пути нерациональной игры, по пути красивых комбинаций и головоломных осложнений, в конце концов, теряет очко — ну хотя бы одно из десяти. Я же предпочту десять„партий из десяти выиграть технически. Конечно, все не так просто. В какой-то момент нерациональность может как раз оказаться высшей рациональностью...
 
Наблюдая за его игрой, трудно отделаться от ощущения, будто все фигуры сцеплены невидимыми нитями. Сеть эта движется неторопливо, понемножечку накрывая неприятельские клетки и в то же время, удивительным образом не уступая свои. Он обладает редчайшим умением первым вступить на только что разминированное поле. С пятнадцати лет он проиграл всего двадцать четыре партии и ни в одном, даже самом трудном, состязании не потерпел более двух поражений. А ведь только с тех пор, как девятнадцатилетний Карпов стал гроссмейстером, он выступил уже в шестнадцати крупнейших соревнованиях, сыграл более шестисот турнирных партий.
 
Примечательнее всего, что при такой «сверхпрочности» своей игры в его багаже немало очков, добытых чисто тактическим оружием. Сколько красивых побед одержал он на всемирных шахматных олимпиадах: в 1972 году — в Югославии и в 1974 году — во Франции. Мне довелось быть свидетелем того, как зрители на этих всемирных форумах шахматистов не раз аплодировали молодому гроссмейстеру именно за красоту и элегантность его игры. Его партия с многочисленными жертвами против аргентинского гроссмейстера Мигуэля Кинтероса признана лучшей на межзональном турнире в Ленинграде, где рядом с ним сражались такие мастера атаки, как Михаил Таль, Бент Ларсен, Виктор Корчной... Самыми интересными (и опять же — красивыми!) в претендентских матчах справедливо считаются победы Карпова. Парадоксально, не правда ли? Ведь он «исповедует шахматный реализм» и уж никак не романтизм! Да, но парадоксально только на первый взгляд. Наблюдая по телевидению во время футбольного первенства мира игру команды Голландии, он вдруг восторженно воскликнул: «Вот у кого все фигуры работают!» В этом возгласе — ответ на многие вопросы. Он хочет быть — и уже почти стал — шахматным универсалом. Только тогда можно не дать сопернику играть в ту игру, в какую он умеет, а навязать «свою игру», тем более, если ты научился в любой момент действовать в разном ключе.
 
Карпов любит всякие игры, не только шахматы. А знаете, как он играет? Нет, не в шахматы, а скажем... ну, на бильярде или в какую-нибудь другую игру. Удивительно сердито. А если вы еще, выигрывая, начнете, не дай бог, подшучивать над ним, может обидеться всерьез. Перед вами туча, еще минуту назад смотревшая безмятежным облачком. От стола не уйдет, а если и впрямь окажется слабее, то будет искать свободный час, чтобы потренироваться и отомстить «обидчику». И что удивительно, при этом — рассерженный донельзя на себя, на вас, играет с головой, не теряя самообладания, хитро, смекалисто. Так что это не простой спортивный азарт, а нечто качественно другое. У него вообще поразительное знание своих внутренних возможностей. Наверное, это природный инстинкт самосохранения у человека, который хочет (и привык) всегда быть первым. Ему сам процесс борьбы, процесс состязания доставляет неизъяснимое наслаждение. Галина Уланова, увидев Анатолия Карпова прохаживающимся по ковровой дорожке на сцене во время финального матча претендентов, была поражена спокойной естественностью его движений, что встречается лишь при полной внутренней концентрации и уверенности.
 
Виктор Корчной, который всегда считался в шахматах этаким «волевым эталоном», откровенно признался — матч он проиграл Карпову, прежде всего, потому, что был абсолютно не готов к такому напору, к такой собранности, к такому самообладанию Анатолия.
 
Когда счет в матче с Корчным стал, на посторонний взгляд, критическим — 2:3, многие решили, что теперь Карпов занервничает. Но тут Карпов и проявился как по-настоящему крупный шахматист: ему важнее всего было уяснить истинную причину поражения. Карпов понял, что допущена грубая ошибка при анализе, сосредоточился, заиграл еще спокойнее и увереннее. Не ожидавший такой метаморфозы Корчной едва не проиграл матч с более крупным счетом... Итак, претендентом номер один после уверенной победы (он все время лидировал) в финальном матче стал двадцатитрехлетний Анатолий Карпов. О нем чемпион мира Р. Фишер сказал: «Трудно определить потолок возможностей этого шахматиста». До сих пор Фишер и Карпов не сыграли друг с другом ни единой партии, да и виделись-то всего один раз, мельком.
 
«Кому приятно терпеть поражения?» — так назывался литературный дебют Анатолия Карпова в январской книжке «Юности» в 1974 году. В том январе Карпов начал свой первый претендентский матч на пути к мировой шахматной короне. Он писал тогда: «Я всегда хочу быть первым. Если бы я не был шахматистом, то все равно в чем-то стремился бы быть первым. Ну, скажем, не первым, а одним из лучших. Ну а в шахматах? В шахматах тем более.
 
Иначе глупо играть серьезно. И, кроме того, если не быть первым, то, значит, терпеть поражения. А кому же приятно терпеть поражения? Однако в шахматах все может быть. Звание чемпиона мира разыгрывается раз в три года. Всякие могут вмешаться случайности. Вполне реально и не стать чемпионом мира — ведь за всю шахматную историю их было всего одиннадцать. Но этот вариант я не хочу анализировать...»

Чествование чемпиона
 
Колонный зал Дома Союзов в Москве, где в ноябре 1974 года Анатолий Карпов играл финальный матч претендентов, стал 24 апреля 1975 года местом торжественной церемонии в честь провозглашения молодого советского гроссмейстера новым, двенадцатым, чемпионом мира по шахматам.
 
В сверкающем огнями зале собрались многочисленные поклонники шахмат, представители общественности. Среди почетных гостей — руководящие деятели международного шахматного движения и представители национальных федераций 15 стран. Под овацию зрителей президент ФИДЕ Макс Эйве вручил Анатолию Карпову золотую медаль чемпиона мира и увенчал его лавровым венком.
 
— Я счастлив сейчас не меньше, чем сам Анатолий, — сказал Эйве. — ФИДЕ очень довольна своим новым чемпионом. Анатолий Карпов поблагодарил за поздравления и теплые слова всех любителей шахмат, которые поддерживали его в сражениях за шахматную корону.
 
— Мой вклад в шахматы, — сказал Карпов, — еще невелик. Может быть, потому, что невелик и мой возраст. Считаю, что одна из моих главных обязанностей — быть играющим чемпионом мира. Поэтому я намерен систематически выступать в соревнованиях. А моя главная цель — совершенствовать мастерство, а этому, как известно, нет предела. Карпову было вручено много призов, в том числе «Шахматный Оскар» — приз лучшему шахматисту мира 1974 года. (ТАСС)

Стадион

Похожие новости:


Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Каталог статей » Стадион | Просмотров: 1084 | Автор: platoon | Дата: 7-04-2015, 13:34 | Комментариев (0) |
Информация
Комментировать статьи на нашем сайте возможно только в течении 1 дней со дня публикации.