RSS

Информационный сайт JohnnyBeGood

{mainv}
Вопреки здравому смыслу

Видно, дождались мы-таки изобилия на внутреннем рыбном рынке страны. Даров моря на столе россиян нынче столько, что «лишние» несколько десятков тысяч тонн ценных и столь любимых в народе трески, пикши, палтуса и мойвы нам ну просто ни к чему. Так, очевидно, решили законодатели из Государственной думы, утвердившие в конце 2008 года Закон о поправках к ныне действующему Федеральному закону «О рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов». Отдельные из этих поправок вызывают, мягко говоря, недоумение у специалистов из приморских регионов страны.

Речь, прежде всего, идет о так называемых научных квотах. То есть, той части определяемого ежегодно для российских моряков общедопустимого улова (ОДУ), что добывается в научно-исследовательских и контрольных целях для изучения и сохранения водных биоресурсов, а также среды их обитания. На Северном бассейне подобной работой занимается мурманский институт ПИНРО. Теперь, согласно упомянутым поправкам, добываемую по научным квотам рыбу, вполне способную стать существенной добавкой к столу россиян, положено либо уничтожать, либо «отпускать назад в среду обитания». Что равносильно той же смерти, только медленной, для уже изрядно помятой в тралах рыбы. Чем может обернуться для промысловиков, да и всей рыбной отрасли страны в целом подобное «мудрое» решение, наш разговор с заместителем директора ПИНРО Юрием Лепесевичем:

- Давайте, Юрий Михайлович, начнем с предыстории вопроса.

- Силами нашего института, который, кстати, в следующем году отметит 90-летний юбилей своей деятельности, такие исследования проводятся по крайней мере последние 3-4 десятка лет очень надеюсь, что будут проводиться и дальше. Они проходят в разных вариантах: траловые, тралово-акустические съемки, контрольный лов, поиск скоплений рыбы, разведка малоизученных объектов. И при всех перечисленных видах работ НЕИЗБЕЖЕН вылов водных биоресурсов. Он на сегодня является основным и самым надежным фактором получения оценок численности, состояния запаса того или иного вида рыб. Иного способа пока просто не придумали не только российские, но и ученые всего мира. Может, лет через 20-30 специалисты и научатся без практикуемого ныне изъятия рыбы из водной среды получать данные со спутника, ракеты. Может быть, но в обозримом будущем альтернативы нет.

Да, в подавляющем количестве тралений рыба становится нежизнеспособной. Это и не хорошо, и не плохо. Это факт. Вот и недавно наше научно-исследовательское судно «Вильнюс» вышло в район промысла мойвы, где будут проводить, в том числе траление, чтобы «оконтурить» крупные ее скопления и передать оперативную информацию рыбакам. В каждом вылове будет порядка 10, а то и 15 тонн рыбы. Так было всегда: при советской власти, в «лихие девяностые» прошлого века, в «нулевые» годы века наступившего. И всегда после исследований выловленная рыба шла затем на изготовление готовой продукции. Что было разумно и по-хозяйски. Ну зачем выбрасывать то, что уже все равно изъято из родной водной среды и заведомо нежизнеспособно? Можно ведь переработать, продать и вырученные деньги использовать с выгодой для народного хозяйства, хотя бы на финансирование той же отраслевой науки. Что и делалось худо-бедно.

И вдруг как гром среди ясного неба: в конце 2008 года принимаются Госдумой и утверждаются те самые поправки к Закону о рыболовстве. С нами, кстати, никаких консультаций не проводили. Просто поставили перед фактом: все, что вы делали на протяжении десятков лет – неправильно, и теперь московские чиновники будут учить ученых тому, как нужно проводить научные изыскания. Я далеко не уверен, что этот чиновник хоть раз в жизни видел живую треску, вообще не выходил в море. А если и видел его, то только с пляжа где-нибудь на Карибах. Ни один квалифицированный специалист, понимающий о чем идет речь, никогда бы не принял такого решения. 

Еще на стадии законопроекта мы неоднократно пытались изменить ситуацию, писали обращения в самые разные инстанции: остановите это безумие! К сожалению, не удалось. Закон о поправках к Федеральному закону о рыболовстве был принят под номером 250. И уже в течение года мы испытываем на себе пагубное действие этих поправок. Теперь начинают испытывать и непосредственно рыбаки.

Мы долго и тщетно пытались понять, в чем же причина принятия подобного алогичного Закона? С какого такого перепугу? Оказывается, «в рамках борьбы с коррупцией»! Но это, по меньшей мере, странно. Над нами и так огромное количество надзирающих и контролирующих органов. Каждый килограмм выловленной нами рыбы строго подотчетен. Проверки следуют постоянно. Наши научные сотрудники уже просто элементарно боятся выходить в море из-за риска быть оштрафованными контролирующими службами. Выходит, легче вовсе прекратить всякую деятельность в стране и тогда никакой коррупции точно не будет. Хотя и не факт…

- В свое время возникло опасение, что ученые начнут спекулировать научными квотами. Например, договариваться о проведении исследований на борту траулеров тех рыбодобывающих компаний, которые предложат более выгодные условия и именно им передавать право на вылов научных квот. Что для владельцев такой компании становилось дополнительным подспорьем к уже выделенным им промышленным квотам, часто ограниченным.

- Как я уже говорил, на наши многочисленные обращения никто не реагировал. В России, по большому счету, вообще давно утеряна связь между гражданским обществом и властью. Она вообразила, что и так лучше всех знает, как. В частности, рыбу шкерить и как ее изучать. Мы все-таки задействовали другие легальные возможности на региональном уровне, плодотворно поработали с Мурманской областной Думой. Там есть профессионалы, которые понимают причины нашей тревоги. Нас дважды единогласно поддерживали все фракции и принимали законопроекты с предложениями отменить эти абсурдные поправки в Закон о рыболовстве и вернуть все на круги своя. Записали: неизбежно вылавливаемую в научных целях рыбу нельзя выбрасывать за борт, загрязнять окружающую среду. Из нее надо изготавливать продукцию.

И, наконец, самое главное. Предлагается: порядок ее изготовления, порядок использования денег, полученных от продажи рыбопродукции из нее определяет правительство. Пусть оно решает, куда пойдут эти деньги, кому – в бюджет ли, на рыбоохрану, на нужды той же отраслевой науки. Решайте сами. И представляете, даже такой порядок не устроил власть! А ведь прозрачнее, антикоррупционнее такого законопроекта ничего не придумать!

На мой взгляд, эти поправки просто аморальны. Они обязывают уничтожать народное достояние. Невольно возникает аналогия с присно памятными сталинскими временами, когда почем зря буквально косили невинных людей по принципу «бабы новых нарожают». Теперь ладно хоть только рыбу предписывают уничтожать. Но это для столичных чиновников, может, и ничего страшного – подумаешь, рыба. А для людей, которые знают, каким тяжким трудом она достается, взять и уничтожить ту же треску, да еще в таких количествах противоестественно и аморально. В конце концов, держаться за эти явно непродуманные поправки просто не по-мужски. Сила проявляется в том, что человек способен признать свою ошибку. Только слабый ее не признает ни при каких обстоятельствах. Мы же пока наблюдаем лишь тупое упорство.

- Вице-премьер Виктор Зубков в одном из недавних выступлений признал важность развития науки для рыбной отрасли, но подчеркнул, что в ближайшие несколько лет у правительства нет возможности резко увеличить объем бюджетного финансирования отраслевой науки, поэтому финансирование сохранится на уровне около 4 млрд. рублей. Вице-премьер категорически отверг предложения о восстановлении так называемых «научных квот»: «Назад возврата не будет. Это не дело науки – торговать рыбой. Согласен, денег недостаточно, значит надо жестче контролировать издержки».

- Ах, какое большое благо, выделено аж целых 3,7 миллиарда (если точнее) рублей! Не надо смотреть на науку как на попрошайку. Мол, на тебе милостыню, теперь кланяйся. Мы у государства деньги не клянчим и не воруем. Мы их государству как раз приносим. Прикладная наука – исключительно эффективный инструмент зарабатывания денег для государства. Просто так наловить рыбы нельзя.

Наука говорит, сколько точно можно поймать, тем самым обеспечивая рациональное рыболовство. А в нашем конкретном случае – в Северной Атлантике – наука еще и обосновывает позицию Государства российского на международной арене. Там за каждый килограмм рыбы идет сильнейшая борьба. И если на переговорах Россия самоустранится от этой борьбы, рыбу моментально перетянут на себя другие страны. Мы с ними, конечно, сотрудничаем. Но надо же ясно отдавать себе отчет, что порою это сотрудничество находится на грани соперничества. Каждый отстаивает прежде всего свои национальные интересы. И тут чиновникам еще поучиться бы у нас, как отстаивать российские интересы на международных переговорах по национальным квотам. Пусть нам правительство покажет, где, в каких отраслях экономики вырос ВВП по сравнению с советским периодом. В рыбной отрасли он вырос! Мы в сравнении с советскими показателями не то что не упустили, нарастили объемы вылова! Несмотря на тяжелейшее финансовое положение отрасли в 90-е годы. И вот нам теперь вставляют палки в колеса. 

- Вы еще не сказали о прописанной в поправках альтернативе уничтожению – выброс за борт, простите, «возврат в среду обитания» исследованной рыбы. Если позволяет ее физическое состояние, которое на глазок разрешено определять человеку военному – пограничнику.

- И это еще одна из причин, по которой наши исследования тормозятся. Мы запрашивали десятки институтов и организаций: что это такое, физическое состояние рыбы, как определяется? У каждого ведь свой субъективный взгляд. Были уже прецеденты: мы выпускали, считая что состояние (в данном случае у краба) хорошее, а пограничники нас пытались оштрафовать – по их мнению, оно было плохим. Тогда нашему научному сотруднику предъявили санкции на два с лишним миллиона рублей! Хорошо еще, что мы выиграли суд во второй инстанции и это решение было отменено.

Или бывает наоборот. Оставляем рыбу на борту для последующего уничтожения, а нас опять-таки обвиняют: почему не выпустили, мы, военные спецы, считаем, что ее физсостояние позволяло это! Патовая ситуация.

И это только одна сторона вопроса – при проведении исследований в российской экономической зоне. Но ведь нам часто приходится работать в экономзонах других государств, где разрешено вести промысел нашим рыбакам. А там выбросы в море даже законно добытых уловов независимо от их состояния строго запрещены законодательством практически всех цивилизованных иностранных государств в своих экономических и рыболовных зонах. А именно на такие районы приходится основной объем исследований ПИНРО. За подобные действия те же норвежцы или исландцы не колеблясь арестуют либо просто больше не пустят в зоны, находящиеся под их юрисдикцией.

Осуществляя рыболовство в экономической зоне другого государства, все безусловно обязаны подчиняться правилам и законам данного государства. И получается, по нашему Закону о поправках мы должны либо уничтожать, либо выбрасывать. По, скажем, норвежским и то и другое запрещено.

Между тем, Не будем забывать, что 95 % всего российского вылова приходится на виды рыб, являющиеся объектами международного права. Так что промышлять их можно лишь в объемах, оговоренных двухсторонними межправительственными соглашениями. Как это традиционно делается, в частности, с Норвегией, Исландией, Фарерскими островами. Данные мурманских ученых во многом становятся доказательной базой в спорах о размерах общедопустимого улова для россиян. И в этом – дополнительная опосредствованная выгода для рыбаков.

- Хорошо, из нашей, российской экономической зоны вы законопослушно привезли рыбу после исследований для уничтожения на родной берег. И что?

- А мы и привезли. 32 тонны рыбы лежит на складах в порту. ПИНРО, кстати, еще и за хранение платит немалые деньги. Но вот уже два месяца пытаемся уничтожить и не можем! Не найти на территории Мурманской области организации, согласной это сделать. Да и соответствующего оборудования нет. Просто закопать на свалке тоже нельзя. 

Но когда же, наконец, чиновники поймут, что и не надо ничего этого делать! Давайте отдадим эту рыбу нуждающимся, в дома престарелых, в детдомы, воинские части. Куда угодно, лишь бы с пользой. Рыба-то абсолютно кондиционная для пищевых нужд, точно такая же, какую привозят с промысла в замороженном виде наши рыбаки. Что, у государства больше дел нет, как ценный продукт питания уничтожать? А завтра скажут хлеборобам – уничтожайте хлеб. Так ведь можно дойти до полного абсурда.

В Конституции РФ написано: каждый гражданин России обязан бережно относиться к природе и охранять окружающую среду. Разве можно назвать упомянутые поправки соответствующими духу Конституции? И как они вообще так ловко прошли через все согласования? Это, кстати, к вопросу о коррупции…

Закон о поправках необходимо отменять. Пора одуматься. Тот же вице-премьер Зубков как-то говорил: ну раз уж Закон такой принят давайте годик поработаем, а там посмотрим. Год прошел. Все приморские регионы требуют – остановитесь! Ведь идет нанесение прямого ущерба государственным интересам, продовольственной безопасности державы. Без научных исследований, основанных на вылове рыбы, совсем скоро в целом упадут объемы уловов по отрасли. 

Беседовал Андрей Попов

Промышленный портал Мурманской области

Похожие новости:


Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Каталог статей, Мои статьи | Просмотров: 1740 | Автор: 3axap | Дата: 20-06-2010, 16:33 | Комментариев (0) |
Информация
Комментировать статьи на нашем сайте возможно только в течении 1 дней со дня публикации.