RSS

Информационный сайт JohnnyBeGood

{mainv}
Часть 1. Мы сделали это! 6. Встреча
И вот, наконец, наступила дата приезда французской делегации.

Наш Оргкомитет в полном составе на выделенном нам автобусе, подхватив по дороге переводчика Семенова, который, в своем модном, длинном и широком плаще, с пушистыми усами, напоминал молодого комиссара Мегрэ из произведений Жоржа Сименона, прибыл в аэропорт Шереметьево-2 – встречать!

Был изготовлен специальный плакат с надписью фломастером по- французски - что-то вроде: «Город Жуковский приветствует делегацию теннисного клуба города Брест (Франция)!», который гордо держал в руках Гордеев.

Все мы стояли в толпе встречающих уже прилетевшего рейса из Парижа и несколько волновались, плохо себе представляя, как же мы их узнаем?

И тут к нам приближается этакий мордастый, курносый парень в кожаной куртке, совсем не похожий на француза, и, широко улыбаясь, читает наш плакат. Эта его искренняя улыбка с ямочками на щеках сразу задала процессу встречи какой-то веселый и совершенно неофициальный тон.

Парня звали Жорж.

За ним к нам потянулись остальные члены делегации.

Нужно сказать, что группа была очень разношерстная как по возрасту, так и по внешнему виду, и на спортсменов – теннисистов совершенно не похожа. (За исключением двух молодых людей спортивного вида).

В первый момент стоял типичный бедлам вокзальной встречи: Все здоровались, знакомились, целовались, и при этом каждый из нас старался что-то сказать по-английски, наивно считая, что английский язык должны понимать все иностранцы.

Как мы и предполагали, среди прилетевших была переводчица – русская эмигрантка в третьем поколении лет пятидесяти, которая, очень волнуясь, представилась нам на русском языке Олимпиадой Дмитриевной.

Кроме нее в делегацию входили еще три женщины: Мари-Терез, Жанин и Даниэль – все одетые, конечно же, в норковые шубы, в которых они явно запарились, проходя наш специфический паспортный контроль и таможню. Возраст женщин находился в бальзаковском диапазоне, то-есть, где-то от сорока пяти до пятидесяти лет, и мы их сразу стали рассматривать исключительно как наших старших подруг, хотя наиболее симпатичная из них, Жанин сразу же начала с нами очень мило кокетничать.

Мужская часть делегации состояла из Президента Клуба, Франсуа Дерьена – интересного высокого седоватого мужчины лет пятидесяти, его сына Марка с товарищем Филиппом - красивым, стройным, черноволосым парнем (это и были те двое, которые походили на спортсменов), подошедшего к нам первым Жоржа, элегантного, в модном пальто, с пестрым шарфом вокруг шеи Норбера (мужа упомянутой выше Жанин), симпатичного молодого человека интеллигентного вида Доминика, который в процессе встречи ни на секунду не отрывался от объектива видеокамеры (видимо, он, как и наш Викулин, получил задание обеспечивать видеосъемку их визита).

Остальные четверо мужчин производили несколько странное для членов теннисного клуба впечатление. Они скорее напоминали персонажей из какого-нибудь гангстерского фильма, стоящих на разных ступенях криминальной иерархической лестницы.

Самый старший из них – Пьер, насупленный пожилой полный человек небольшого роста – был похож на крестного отца мафии.

Представительный, совершенно седой Поль мог выступить в роли преуспевающего бизнесмена, имеющего тайные связи с преступным миром.

Толстый круглолицый Ивон, в очках, с всклокоченными черными кудрявыми волосами, производил впечатления человека из среднего звена организации, которого только что, с трудом оторвали от бутылки, и как только он выполнит какое-то поручение, то сразу же вернется к своему любимому занятию.

И, наконец, младший из этой группы, по имени Ив, крепкий парень с косой черной челкой, в водолазке и кожаной куртке, с сигарой во рту, был очень похож на члена боевой группы.

Конечно, все они, на самом деле, оказались очень милыми людьми, не имеющими ничего общего с теми образами, которые мне нарисовались вначале.

У французов оказалось огромное количество багажа, и мы, помогая им, погрузили их бесчисленные чемоданы на тележки и большой дружной толпой направились к нашему автобусу. При этом одна из тележек (конечно же, та, которую вез я!) по дороге опрокинулась, и все чемоданы, которые лежали на ней, с грохотом полетели на асфальт. Это событие окончательно разрядило несколько официальную обстановку встречи. Все с хохотом начали дружно поднимать упавшие вещи и водворять их на место.

В конце концов, уложив багаж, мы и наши гости сели в автобус, который повез нас, через столицу нашей Родины, в пансионат «Шахтер».

Мы специально выбрали маршрут, проходящий через центр города, чтобы показать французам, впервые приехавшим в СССР, наиболее известные московские места: Кремль, собор Василия Блаженного, Большой Театр…

Надо сказать, что Москва, той весной 1990-го года, в отличие от сегодняшних дней, производила довольно тягостное впечатление даже на нас. Серые, голые, довольно пустынные улицы, абсолютно без зелени, так как листья на деревьях еще не распускались. Очереди у магазинов и огромная очередь в единственный тогда в Москве «Макдональдс» на Пушкинской. Машин на улицах мало, а те, что есть - только двух моделей: «Волга» и «Жигули». Практически никакой рекламы – только на одной из крыш в районе площади Маяковского стоят большие фанерные буквы «Coca-Cola». Даже Большой Театр на ремонте. Его кони все в строительных лесах.

Тем не менее, на французов первая встреча с Москвой произвела, наверное, достаточно сильное впечатление. Они с восторгом смотрели на широкие улицы, набережные Москвы-реки, Кремль, высотные дома. По крайней мере, никаких усмешек или пренебрежительных взглядов ни у кого из них я не заметил.

И вот мы подъезжаем к глухому бетонному забору пансионата Шахтер.

Пейзаж вокруг еще тот! Снег уже почти растаял, и из под него вылезает наша родная весенняя черная подмосковная грязь с отвратительной мусорной начинкой.

Выйдя из автобуса, французы испуганно озираются и никак не могут понять, куда их привезли?

Мы начинаем выгружать вещи, но мудрый Фалеев предлагает сначала пройти без вещей в пансионат и осмотреться, чтобы как-то сгладить неприятные ощущения от грязной улицы.

Действительно, на территории пансионата было уже гораздо чище. Ну, а когда мы вошли в помещение, то гости и совсем успокоились: все познается в сравнении!

Видимо, после того, что они увидели за забором пансионата, им и номера показались вполне подходящими. По крайней мере, когда всегда восторженный Гена Горюнов поинтересовался у оторвавшегося на секунду от объектива своей видеокамеры Доминика: «Ну, как вам номера?» Тот довольно спокойно ответил, что вполне нормальные, у них были такие же, когда он служил в армии.

Пока под руководством несколько растерянного Дерьена происходил нелегкий процесс комплектования пар для размещения в двухместных номерах (видимо, у него не вызвало проблем лишь размещение супружеской пары Жанин-Норбер и «дружеской» пары Мари-Терез – Поль), в баре накрывались столы для торжественного ужина.

Когда через некоторое время немного пришедшие в себя французы спустились вниз, их уже ожидали накрытые столы с рыбно-колбасно-салатно-селедочно-картофельным закусоном, с горячими блюдами – гордостью пансионатской столовой и, конечно же, с полным ассортиментом напитков, продававшихся в те времена на территории СССР.

Все с шумом расселись. Я, как «ответственный» за прием, оказался за столом рядом с Дерьеном и в отсутствие каких либо официальных лиц, обязан был исполнять роль радушного хозяина.

Сначала у Президента французского теннисного клуба было довольно кислое выражение лица, и мне даже показалось, что он уже начинает жалеть об этой авантюре с приездом в нашу загадочную страну.

И действительно: нет никакого Игоря Волка – знаменитого космонавта, который их пригласил. Встретили какие-то незнакомые люди. Расселили в тесных, непривычных для европейцев двухместных номерах! Посадили за стол в каком-то мрачном подвале!

Но напитки, принятые с «устатка», достаточно вкусная для их голодных желудков еда, теплые слова, которые мы все произносили, очень скоро изменили настроение Дерьена в лучшую сторону.

В процессе ужина французы быстро выучили тост «На здоговье!» и, перебивая друг друга, поднимая рюмки с водкой, довольные собой, очень смешно пытались его произнести.

Когда же все вышли из-за стола и поднялись в холл, где были устроены танцы под магнитофон, а потом еще и появился долгожданный Волк, Дерьен совсем успокоился и искренне веселился вместе со всеми.

Покидая уже поздним вечером своих гостей, мы решили поселить вместе с ними в пансионате нашего переводчика Семенова. Чтобы с его помощью, как говорится, «держать руку у них на пульсе!»


Оптимизация статьи - промышленный портал Мурманской области

Похожие новости:


Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Каталог статей, Как мы дружили с французами | Просмотров: 3233 | Автор: Борис Кантор | Дата: 31-07-2010, 05:53 | Комментариев (0) |
Информация
Комментировать статьи на нашем сайте возможно только в течении 1 дней со дня публикации.